ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПЕТРОВСКОЙ КУНСТКАМЕРЫ

НАЧАЛО АКАДЕМИЧЕСКОЙ БИБЛИОТЕКИ

"БОГАТСТВО ПРЕВОСХОДНЕЙШИХ КНИГ"

Еще в то время, когда коллекции музея хранились в Кикиных палатах, там на втором этаже стояли шкафы, плотно забитые книгами. В них хранилось несколько тысяч томов не только русских и славянских, но и греческих, латинских, французских и немецких авторов. Среди них можно было найти многое из того, что обращалось тогда в русском быту: жития святых, оригинальные и переводные повести, карты, "гистории," то есть исторические сочинения, "травники" то есть лечебники и многое другое. Библиотека была открыта "во всякое время" и любой желающий мог с ней познакомиться.

Это и была будущая Библиотека Кунсткамеры, начало которой положил сам император Петр. Книги он собирал и приобретал всю жизнь. В его большой личной библиотеке их насчитывалось примерно две тысячи. Такая библиотека по тем временам считалась огромной. Для сравнения можно вспомнить, что царь Михаил Федорович, первый из династии Романовых, имел в своей библиотеке только 41 книгу, причем почти все его книги были религиозного содержания.

Крупные библиотеки издавна были на Руси при церквях и монастырях. Коллекционировали книги некоторые просвещенные вельможи, государственные деятели, богатые купцы и ремесленники и даже некоторые крестьяне. Частные коллекции книг бывали очень интересными, но они редко превышали сотню томов. Тому были серьезные причины: книги были очень дороги, и далеко не все могли их покупать. Создавались библиотеки и при отдельных ведомствах или, как они тогда назывались, приказах.

Во всех библиотеках, в том числе и в собрании Петра были книги и печатные, и рукописные. Часть рукописных книг досталась ему по наследству от отца Алексея Михайловича, от брата Федора Алексеевича, от сестры Натальи Алексеевны и от царевны Софьи. Однако эти книги царя мало интересовали, и он редко к ним обращался. Немало было в его библиотеке книг, подаренных ему русскими и иностранными авторами. В них Петр тоже не часто заглядывал. Сам же царь любовно собирал книги в первую очередь по морскому делу и кораблестроению. Нептуновы, то есть морские потехи были его главной забавой в детстве и юности. За ними следовали книги по военному делу, а также по истории, геральдике, архитектуре и садово-парковому искусству.

Многие книги по поручению Петра переводились с западно-европейских языков. Петр заботился и о переводных словарях, которые облегчили бы русским людям освоение западной науки и культуры. Он требовал: "... где какое именование явится, выписывать в особливую тетрадь. Сие выписав, перевесть на русский язык". Словари-лексиконы он правил собственноручно. Следуя духу новой эпохи, он вычеркивал редкие слова и исправлял некоторые толкования, дела их более понятными: например, слово барьер, переведенное как "застава", царь исправил на более понятное слово "преграда"; а слово "глобус" объяснил так: "круг земной, в подобие яблока построен", изменив первоначальный вариант, где глобус сравнивался с яйцом.

Заботясь о пополнении библиотеки, Петр перевез из Москвы в Петербург много самых разных книг из Аптечного приказа. В Аптечном приказе хранились книги не только по медицине, анатомии и фармакологии, но и по химии, ботанике, минералогии, географии и архитектуре. Хранились в ней и очень полезные словари. Библиотека Аптечного приказа постоянно пополнялась новыми изданиями. Книги в нее поступали не только от иностранных врачей и аптекарей, работавших там, но и от богатых вельмож. Когда умер начальник приказа В.И.Морозов, его библиотека попала в собрание книг Аптечного приказа. Именно это собрание и стало первой в России специализированной научной библиотекой. Оно легло в основу книжного собрания Кунсткамеры.

Издавая указы с призывами к населению приносить старые и необыкновенные вещи, Петр в 1720 году издал также указ и о доставке из монастырей в Сенат древних жалованных грамот, "куриозных оригинальных", а также рукописных и печатных книг.

Был и еще один источник пополнения книг. Нередко тот или иной вельможа попадал в немилость или, как тогда говорили, в опалу. Его имущество, в том числе и книги, конфисковывали. Эти книги тоже отправлялись на полки в библиотеку Кунсткамеры. Туда же попадали и так называемые выморочные книжные собрания, то есть книги умерших или казненных людей. Так попала в Кунсткамеру библиотека царевича Алексея, сына Петра Великого, скончавшегося в июне 1718 года в Петропавловской крепости. Пополнялась библиотека и за счет пожертвований от частных лиц. Со временем библиотека стала представлять собой богатое и ценное собрание.

К 1725 году в ней насчитывалось уже 11 тысяч томов. Греческий врач М.Ш Вандербех, познакомившись с книжным собранием Кунсткамеры, написал: "Для занятий любителей книг имеется библиотека, не уступающая никакой другой подбором и богатством превосходнейших книг".

В 1718 году библиотека, как и музей, была открыта для свободного обозрения и пользования. "Я хочу, чтобы люди смотрели и учились", - повторял Петр. Когда сподвижник царя П.И.Ягужинский предложил установить плату за вход в музей и за пользование библиотекой, Петр решительно отказался. Он сказал: "Я еще приказываю не только всякого пускать сюда даром, но если кто приедет с компанией смотреть редкости, то и угощать их на мой счет чашкою кофе, рюмкою вина или водки либо чем-нибудь иным в самых этих комнатах".

После смерти Петра его личная библиотека, также как и библиотека Кунсткамеры, были переданы Академии Наук. Это книжное собрание и положило начало академической библиотеке.

| назад | далее |



1999-2004 © МАЭ РАН
E-mail: info@kunstkamera.ru