ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПЕТРОВСКОЙ КУНСТКАМЕРЫ

КОЛЛЕКЦИИ ПЕТРОВСКОЙ КУНСТКАМЕРЫ

ИМПЕРАТОРСКИЙ КАБИНЕТ

1. Фрагмент ствола сосны, по преданию срубленной на месте закладки здания Кунсткамеры.

По сохранившемуся преданию, Петр как-то раз, гуляя по пустынному болотистому острову, заметил сосну необычной формы: в ее ствол полукольцом вросла ветка, напоминая дужку замка. Неравнодушный ко всяким диковинкам царь не мог пройти мимо. Он остановился, воскликнув: "Вот так дерево-монстр!" Сосну срубили, часть ствола с вросшей веткой сохранили, а на месте этой сосны Петр решил заложить новое здание для Кунсткамеры.

2. Вид стрелки Васильевского острова в 1731 году.

Именно на Васильевском (тогда Преображенском) острове впервые начали последовательно осуществляться новые принципы регулярной плановой застройки Петербурга. Здесь, по замыслу Петра должен был вырасти центр города, застроенный так, как будет застроен весь Петербург, а потом и другие города. По свидетельству иностранца- современника, царь "чувствовал большую благосклонность к этому месту". В 1716 году Петр издал указ, который строго предписывал всем помещикам селиться только на Васильевском острове и строить только каменные дома. И здесь же, рядом с правительственными зданиями, задумал он разместить Академию, библиотеку и музей.
На пустынной тогда Стрелке Васильевского острова здание Кунсткамеры было первым монументальным сооружением в новом городе. И сейчас оно остается одним из немногих хорошо сохранившихся памятников русского зодчества первой четверти XYIII века. Первоначально оно называлось "Палаты Санкт-Петербургской Академии Наук, Библиотеки и Кунсткамеры". Его общее архитектурное решение вполне отражало стиль петровского барокко.

3. Гипсовая копия посмертной маски Петра I, снятая К.Б.Растрелли.

Первый император России, правивший ею 35 лет, скончался рано утром, в 5 часов 15 минут 28 января 1725 года. Это произошло в его маленьком кабинете, который он называл "конторкой", на втором этаже Зимнего дома. Смерть стала избавлением от невыносимых страданий: Петр умирал долго и мучительно, страшные боли истерзали его тело. Судя по воспоминаниям очевидцев, он "сильно упал духом и выказывал даже мелочную боязнь смерти"; до последней минуты надеялся на милость Всевышнего и на крепость своего тела: ведь ему шел всего 53-й год. Впрочем, смертность была тогда велика, особенно среди детей: немногие из них становились взрослыми. 40-летние считались уже стариками, да и до этого возраста доживали немногие.
Петр несколько раз исповедовался и причащался. По обычаю предков он приказал выпустить из тюрем преступников и простить всем казенные долги и штрафы. Скорее всего им двигало не милосердие, а надежда на то, что молитвы прощенных за здравие благодетеля будут услышаны, и он получит исцеление.
Его смерть потрясла всю страну. Камер-юнкер Берхгольц записал в дневнике: "В то утро не встречалось почти ни одного человека, который бы не плакал или не имел глаз, опухших от слез". Делая знаменитую "восковую персону", Растрелли отлил лицо Петра с его посмертной маски. Оно впечатляло своей жизненностью.

4. Гипсовая копия оттиска ладони Петра I.

Хорошо известно, что царь-мастеровой "на троне вечный был работник", знал 14 ремесел или, как тогда говорили, "рукодельств" и гордился своими мозолистыми руками. Ганноверская принцесса Софья, которая встречалась с молодым царем 11 августа 1697 года в городе Коппенбрюке, написала потом в письме, что Петр показывал им руки и "дал пощупать, как они загрубели от работы"

5,6. Токарные резцы Петра, вырезанная им деревянная чаша для воды, им же выкованная железная полоса.

Любимым занятием Петра в минуты отдыха было токарное дело: его станок редко отдыхал. Особенно он любил вырезать предметы из слоновой кости и из дерева. Сначала он работал на станке, изготовленном в Амстердаме, а потом приобрел еще и французский станок. Несколько станков сделал и Андрей Нартов, "любимый токарь" Петра, первый русский инженер. Сержант Никита Кашин, описавший домашнюю жизнь Петра, вспоминал, как государь встававший за два часа до света, "входил в токарню и точил разные вещи из кости и дерева."
Яков Штелин рассказал и о том, как царь, проработав как-то раз целый день в кузне, получил за выкованные им железные полосы 18 алтын (по расценкам, установленным хозяином кузни,) и сказал: "На эти деньги куплю я себе новые башмаки, в которых мне теперь нужда". Он и в самом деле купил себе башмаки и потом хвастался: "Вот башмаки, которые выработал я себе тяжелою работою".

7. Один из комплектов хирургических инструментов Петра; часть коллекции удаленных им зубов; анатомические модели человеческих глаза и уха, вырезанные Петром из слоновой кости.

Медицина, а точнее, хирургия, пользовалась особым уважением и даже любовью русского царя. Эта любовь приводила нередко его приближенных в трепет, так как Петр часто предлагал им свои услуги: футляр с хирургическими инструментами он всегда носил с собой, а вырванные зубы аккуратно складывал в мешочек. Понаблюдав, как делают операции, он счел себя авторитетом в этой области и решил, что вполне может и сам их делать. Случалось, он рвал не только больные, но и здоровые зубы. Уже знакомый нам Берхгольц в 1724 году записал в своем дневнике, как племянница Петра "находится в большом страхе, что император скоро примется за ее больную ногу: известно, что он считает себя великим хирургом и охотно сам берется за всякого рода операции над больными."
Степень риска и мастерство Петра мог - или уже не мог - оценить только сам пациент. Впрочем, если операция оказывалась неудачной и заканчивалась, как мы сказали бы, летальным исходом, Петр с не меньшим энтузиазмом и знанием дела препарировал труп в анатомическом театре: он был неплохим патологоанатомом и увлекался анатомией

8. Измерительные инструменты Петра.

Петр интересовался многими отраслями знаний, но предпочтение отдавал точным наукам, к тому же имеющим практическое значение. Мы бы назвали его типичным технократом. Коллекционировать инструменты в эпоху Петра было модно, и царь с удовольствием предавался этой страсти. Глядя на эти инструменты, можно представить себе, с каким увлечением он измерял все, что только можно измерить! Это вполне соответствовало неуемному оптимизму эпохи, в которую он жил, когда человеческий разум начал упиваться своим торжеством над силами природы. Представление об этом чувстве дают строки поэта А. Поупа, современника И.Ньютона:

Взвесь воздух, в гордых замыслах паря,
Измерив землю, измеряй моря...

9. Костюм Петра.

Петр боролся с ненавистной ему с детства "стариной", вводя "регулярство" во все сферы жизни, в том числе и в одежду. 1700-й год открывался указом, в котором предписывалось "носить платья венгерские, кафтаны: верхние длиною по подвязку, а исподние короче верхних тем же подобием..." Видимо, тогда же вышел указ о бритье бород. Длиннополые кафтаны, однорядки, ферязи, охабни и бороды уходили в прошлое. На одной из старинных гравюр изображен человек, стоящий на коленях в грязи, у которого солдат овечьими ножницами отрезает полу "запрещенного" кафтана вровень с землей.
Самого же Петра привыкли видеть вечно спешащим, со знаменитой палкой в руке, в потертом кафтане, стоптанных грубых башмаках и чулках, заштопанных его коронованной супругой, царицей Екатериной, которая в шутку сама себя называла "старой портомоей". Простота облика и демократическая манера общения с людьми разных сословий больше всего поражала тех, кто знал царя. Один из его современников писал: "Его величество бывает обыкновенно в таком простом платье, что если кто его не знает, то никак не примет за столь великого государя."

10.. Скелет Буржуа.

"Скелет огромный, что французом был когда-то..." Эти стихотворные строки взяты из поэмы Иоганна Тремера из Данцига "Прощание с Петербургом". Они относятся к скелету Буржуа, до сих пор хранящемуся в Кунсткамере. Мода XVIII века предписывала правителям иметь при дворе карликов и великанов: первые использовались для потехи, а вторые имели большой спрос как гайдуки, т.е. выездные лакеи, и как личная охрана. Петр тоже отдал дань этой моде. В 1717 году во Франции в городе Кале он увидел на ярмарке великана Буржуа ростом 2 метра 27 сантиметров. Петр его нанял к себе на службу и привез в Россию. Ему нравилось, когда Буржуа при выездах стоял на запятках царской кареты. Через семь лет Буржуа скончался. Его труп препарировали, кости выварили и скрепили в скелет. А череп пришлось заменить: настоящий череп Буржуа сгорел при пожаре 1747 года.

| назад | далее |



1999-2004 © МАЭ РАН
E-mail: info@kunstkamera.ru