ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПЕТРОВСКОЙ КУНСТКАМЕРЫ

КОЛЛЕКЦИИ ПЕТРОВСКОЙ КУНСТКАМЕРЫ

КУНСТ-КАБИНЕТ

11. Раритеты Петровской Кунсткамеры: бутылочка с окаменевшим порохом, турецкие ядра, каменное и чугунное, привезенные Петром из Прутского похода.

Эти ядра - свидетели самых трагических дней из жизни Петра. Царь распорядился передать их "для памяти на предбудущее время". В 1711 году Россия вела войну со Швецией, когда Турция тоже начала против нее военные действия. Русские войска из Прибалтики двинулись ранней весной к границам Валахии и Молдавии - вассальных государств Турции. Петр действовал как умный и тонкий стратег, но его одолевали мрачные предчувствия. И они оправдались. В июле турки отрезали русскую армию от тылов и окружили ее на реке Прут. Вчерашние триумфаторы Полтавы оказались под плотным огнем неприятеля и под палящим молдавским солнцем в безводной степи, опустошенной саранчой. Турецкие орудия открывали огонь по каждому, кто пытался подойти к берегу и набрать воды. На предложения о перемирии турки отвечали ядрами - как раз такими, как выставлены на экспoзиции. Ситуация становилась настолько критической, что Петр, по свидетельству Штелина, подумывал о завещании. Он принял решение о прорыве. Это было равносильно самоубийству. И тут за дело взялась Екатерина, боевая подруга Петра. Пока царь отдыхал в палатке, она провела совещание с генералами, убедила их послать очередное письмо турецкому визирю и приложила к нему все свои драгоценности. Это и решило исход дела. Визирь дал согласие на переговоры, и прутский кошмар кончился. А в 1714 году Петр наградил свою жену только что учрежденным орденом святой Екатерины. Его девиз - "За любовь и отечество".

12, 13, 14. Гальванокопии скифского золота, собиравшегося в Кунсткамеру по указу Петра.

В 1715 году в "Государев кабинет" поступила знаменитая сибирская коллекция скифских золотых вещей. Ее поднес Екатерине I в честь рождения царевича Петра Петровича Н.А. Демидов, владелец Тагильских заводов. В коллекцию вошли и предметы, "сысканные в земле древних поклаж" по указу Петра сибирскими губернаторами князьями И.П.Гагариным и А.Н.Черкасским. Всего в коллекции насчитывалось 1250 золотых вещей. После появления Эрмитажа почти все древние драгоценные вещи были переданы туда.
Они представляют собой великолепные памятники искусства кочевников так называемого "звериного стиля", неповторимого и самобытного художественного явления. Так принято обозначать манеру мастеров-художников первой половины - середины I тысячелетия до новой эры. Главная тема всех изображений - звери и различные мифические зооморфные чудовища. Типичными были сцены борьбы хищников или нападения хищников на копытных. По канону, хищников показывали чаще всего стоящими, с опущенной вниз мордой, как будто что-то вынюхивающими, а также свернувшимися кольцом или противостоящими друг другу. Олени, лоси и другие копытные изображались обычно лежащими с подогнутыми ногами. Глубинная основа искусства звериного стиля кочевников - представления о происхождении людей от животных.
Изображения звериных фигур обычно украшали парадные и ритуальные костюмы, оружие и конское снаряжение, предметы культа. Они имели магическое значение: любая вещь, украшенная в зверином стиле, считалась амулетом и оберегом. Скифы приписывали изображениям способность символически передавать воину-всаднику, его оружию и коню зоркий глаз, быстрый бег, мощь и другие качества животных. Каждый образ нес в себе конкретный смысл, но нам его раскрыть далеко не всегда удается.

15. Этнографические коллекции Кунсткамеры XVIII века. Китай

Среди китайских предметов, самых многочисленных в собрании Кусткамеры, особый интерес представляет статуэтка из слоновой кости, по всей вероятности приобретенная в Китае академическим лекарем Францем Лукой Елачичем в 1753-1756 гг. Она изображает Шоу-сина, "звезду долголетия". Этот почтенный, приятно улыбающийся старец с необычайно высоким лбом - китайское божество долголетия и одновременно название звезды, соответствующей звезде Канопус в нашей астрономии. Статуэтка, датированная XVIII веком, запечатлела его образ: в одной руке он держит посох, а в другой - опахало. По канону, его посох делался из персикового дерева, и к нему привязывали тыкву-горлянку. Чаще он держит в руке не опахало, а свиток. Тыква-горлянка, свиток, персиковое дерево - все это символы долголетия. Шоу-син - божество-символ, наряду с ним существовало множество других символов долголетия, причем в практике его пожеланий важнее было их частое и разнообразное употребление, нежели особые ритуалы в честь бога-звезды. Эти символические благопожелания были хорошо известны, любимы и понятны всем. В Китае существовало множество изображений Шоу-сина, чаще в форме статуэток. Их обычно ставили на домашнем алтаре или в храме. Изображали его и на рисунках, которые наклеивали на стены в домах. У его ног художники часто рисовали персики и гранаты, а рядом - аиста и оленя: они передавали тот же символический смысл.
В древности в честь Шоу-сина возводили храмы. По древним астрологическим представлениям, появление этой звезды предвещало правителю долгое и счастливое правление, а ее отсутствие грозило бедами и несчастьями.

16. Этнографические коллекции Кунсткамеры XVIII века. Китай, Монголия

Здесь вместе с китайскими показаны монгольские предметы. Монгольские коллекции Кунсткамеры - уникальное собрание, равного которому нет в отечественных музеях. В них представлены вещи, начиная с XVII века. Одна из них - бронзовое изображение XVIII века буддийского ламы-наставника воплощает, скорее всего образ какого-то реального вероучителя. Статуэтка выполнена по канонам тибетской школы гелукпа, называемой также желтошапочной (по цвету желтой шапки наринг, которая была обязательной принадлежностью последователей этой школы). Она была основана Цзонхавой (1357-1419гг.) и со второй половины XVII века стала господствовать в тибетcком ламаизме. Цзонхава не предложил нового учения, а лишь реформировал прежнее, распавшееся к тому времени на множество сект. Культовая традиция школы гелукпа создала обширный пантеон с многоступенчатой системой рангов. В него вошли и реально существовавшие лица, прославившиеся какими-либо выдающимися деяниями во славу веры.
Буддийское, как и всякое ритуальное искусство, строго и предельно канонично. Это "искусство эстетики тождества" имеет глубоко своеобразную природу восприятия: оно лишь напоминает о том, что и так уже хорошо известно. Для буддиста изображение не несет никакой новой информации, а лишь вызывает в его памяти то, что связано с этим персонажем.
Лама сидит в "позе лотоса", которая на санскрите называется падмасана, со скрещенными ногами. Руки его сложены в жесте-мудре, называемом "жестом созерцания" (санскритское дхянамудра). Его фигура в монашеском одеянии смоделирована по принципу зеркальной симметрии: она создает впечатление устойчивости и гармоничного покоя, нирванистической отрешенности и свободы духа.

17. Вид Петербурга. Роспись лаком по бронзе. XVIII век.

Первоначально Петербург не задумывался как столица; он строился как город-крепость на первом клочке отвоеванной земли. Но со временем царь стал уделять ему все больше внимания: Петербург становился символом всего нового, что входило в понятие реформ. Петр строил новый город как корабль, по детально рассчитанным градостроительным принципам: "регулярную" столицу "регулярного" государства. Он демонстративно противопоставлял ее ненавистной Москве, вызывавшей страшные воспоминания. Любуясь вырастающим "из топи блат" городом, Петр часто называл его "парадизом".
Начавшие строительство должны были строго выполнять все нормы "по архитектуре", следуя западно-европейской модели. А владельцы парусных судов были обязаны каждое воскресенье по сигналу приплывать на определенное место на смотры-прогулки и совершать "экзерциции" под парусами. Те же, кто уклонялся от таких принудительных прогулок, штрафовались. Было объявлено желательным присутствие на экзерцициях и женщин.

18. Японские бронзовые зеркала

Бронзовые зеркала играли важную роль в магии и мистике: они считались оберегами и использовались в практике заклинаний. Верили, что оборотная сторона диска зеркала, часто благодаря изображению связанная с астрологией, обеспечивает поддержку небесных сил. Это, в свою очередь, наделяло лицевую сторону свойством показывать истинное лицо демонов, отражающихся в зеркале, и обезвреживать их. О магической силе зеркал ходили волшебные истории и рассказы, а их счастливые обладатели были уверены, что они не подвержены злым чарам.

19. Сибирские коллекции Кунсткамеры ХIX века.

Маскоиды, культовые изображения эвенков (тунгусов), являются деталями костюма шамана, "специалиста по духам" и "мастера архаического экстаза". Эти и им подобные подвески, имевшие глубокий символический смысл, нашивались на шаманский кафтан. Они обычно изображали духов покровителей, помощников или предков, которые помогали шаману во время камлания совершать мистические маршруты по разным мирам, верхним и нижним. Чем старше и опытнее становился шаман, тем больше подвесок и других символических деталей обретал его костюм, так что его общий вес мог достигать иногда тридцати килограммов.

20. Сибирские коллекции Кунсткамеры ХIX века.

Очки от снега из коллекции Кастрена 1846-1848 гг. знакомят нас с удивительной культурой ненцев (до революции их называли самоедами), которые живут на тундровых просторах от Кольского полуострова до низовьев Енисея. Их быт и вся материальная культура были прекрасно приспособлены к суровым условиям севера. Примером этого и являются очки, защищавшие глаза охотников-оленеводов от отраженных лучей солнечного света. Тем же целям служили и наглазники чукчей (внизу), морских зверобоев, живущих на северо-востоке азиатского материка.

21. Сибирские коллекции Кунсткамеры ХIX века.

Курительные трубки (две верхние - ненецкие, вырезанные из мамонтовой кости, из коллекции Кастрена 1847 г., нижняя - с низовьев Амура) являются прекрасными образцами косторезного искусства некоторых сибирских народов. Глядя на эти образцы, нельзя не восхититься точностью взгляда, острой наблюдательностью и чувством меры мастеров-резчиков, секреты мастерства которых передавались из поколения в поколение. Обработка кости у эвенков и ненцев имеет давнюю традицию. Часто костяные предметы, как нижняя курительная трубка, украшались фигурками животных, утверждая родство человека-охотника и зверя. Украшали трубки и гравированным орнаментом, которому придавался магический смысл.

22. Сибирские коллекции Кунсткамеры ХIX века.

Модели нарт (верхняя - чукотская или корякская, нижняя - ительменская, или, как раньше говорили, камчадальская, прислана иркутским губернатором в 1748 году.) Модели сделаны с большим мастерством; они демонстрируют основной транспорт тундры. Их конструкция глубоко продумана: на полозья, сделанные из лиственницы, кедра или ели, устанавливаются "ноги нарты" - деревянные бруски, соединенные с верхними перекладинами; на них кладутся доски сидения. В нарты запрягали собак или оленей; ездок управлял ими с помощью вожжи и длинного шеста с небольшим утолщением на конце. Нарты были экологически идеальным видом транспорта: мох, примятый ими, быстро и легко поднимался, верхний слой почвы не разрушался.

23. Сибирские коллекции Кунсткамеры XVIII -- ХIX века.

Эти сибирские бытовые предметы из старых коллекций Кунсткамеры: игольник и подвеска из мамонтова бивня, звериные и человеческая костяные фигурки демонстрируют не только виртуозное мастерство косторезов, но и удивительную эстетику быта некоторых сибирских народов (предположительно эвенков, чукчей и коряков). Ненецкий резной календарь (слева внизу) был очень удобен для счета времени, а грузовые нарты (модель внизу) - удобным и экологически безупречным видом транспорта.

24. Американские коллекции Кунсткамеры XVIII века.

Сумка, сплетенная из дикой ржи, имеет очень современный вид и, пожалуй, не испортила бы пляжного ансамбля иной привередливой модницы. Трудно поверить, что она сделана эскимосскими женщинами, вероятно, тоже модницами, для самых прозаических бытовых целей два века тому назад. Вероятно, тогда же был изготовлен и деревянный идол, которому отводилась магическая и ритуальная роль в духовной культуре эскимосов. Глядя на эти вещи, хочется вспомнить слова отечественного этнографа В.Г.Богораза, сказанные об эскимосах: "При всем первобытном укладе материальной и духовной жизни племена эти выработали своеобразную культуру, до совершенства приспособленную к условиям северного и горного климата, к тяжелому игу морозов и снегов, к трагической скупости тундры, безлесной и бесплодной..."

25. Американские коллекции Кунсткамеры XVIII века.

Эти предметы - шляпа и стрелы - были привезены экспедицией И.И.Биллингса и Г.А.Сарычева 1785 -1794 гг. и сразу же попали в Кунсткамеру. Экспедиция исследовала северо-восточную Азию, Берингов пролив, северо-западные берега Северной Америки и Алеутские острова. Тогда был собран богатейший и разнообразный материал, в том числе и множество предметов "от американцев". По указу Екатерины II они были доставлены в Академию наук. Предметы коллекции принадлежат эскимосам острова Кадьяк, которые называются конягимиутами. Плетеная из растительных корней шляпа - один из распространенных у них головных уборов. Коллекция столь раннего времени по эскимосам Аляски - большая редкость в музеях мира. Она имеет не только этнографическую, но и общенаучную ценность, так как показывает нам страницы истории открытия и освоения русскими северо-западной Америки.

26. Американские коллекции Кунсткамеры XVIII века.

Эта погремушка из птичьих клювов была отнюдь не забавой, не игрушкой и не экзотическим сувениром. Ее звук, как верили, обладал магической силой и отгонял злонамеренных духов. Обычно погремушки из птичьих клювов, раковин и других "шумящих" предметов обильно украшали любой индейский ритуальный костюм: индейцы могли бы нам поведать много любопытного о завораживающей магии звука.

27. Американские коллекции Кунсткамеры XVIII века.

Морские охотники-алеуты и эскимосы составляли одно целое с каяком, узкой, легкой, закрытой, быстроходной и устойчивой на воде лодкой. Ее деревянный каркас со всех сторон обтягивался кожей морского животного, например, сивуча или нерпы, а сверху оставлялось отверстие для охотника. Отправляясь на промысел, охотник одевал специальный водонепроницаемый костюм, который наглухо прикреплялся к краям отверстия. Остроумное устройство каяка позволяло быстро выравнивать его, если он вдруг переворачивался в воде во время охоты.
Уникальным явлением в культуре алеутов и эскимосов были их деревянные головные уборы: они защищали охотников от водяных брызг и от яркого солнечного света и, конечно, от злонамеренных влияний. Их выдалбливали из куска дерева, прибитого к берегу, потом раскрашивали, украшали бусами, перьями, костяными фигурками, прикрепляли усы морского льва и т.п. Дерево было большой редкостью, труд - долгим и кропотливым, поэтому шляпа стоила очень дорого. Едва ли деревянная шляпа была уютным головным убором, но ее защитные магические свойства перевешивали все неудобства.

28. Американские коллекции Кунсткамеры XVIII века.

Сумочка, украшенная иглами дикообраза, танцевальный жезл и лямка для связывания пленника, - посольские дары, попавшие в Кунсткамеру в XVIII веке. Эти вещи когда-то принадлежали воинственным гуронам - индейскому племени, входившему в группу ирокезов, жившему в северной Америке, в Канаде. Гуронами их назвали французы, которые использовали их как посредников в торговле пушниной с алгонкинами. Сами себя они называли вендат.

29. Южно-американские коллекции Кунсткамеры XVIII века.

В 1791 году португальский ученый Араухо привез в Петербург головной убор из ярких птичьих перьев и ритуальный каменный топор индейцев бороро из Южной Америки. Некогда этот народ занимал огромную территорию бразильского штата Мату-Гросу и сопредельных районов юго-восточной Боливии. Но западная группа бороро вымерла в XIX веке, а остатки восточной сохраняются до настоящего времени.
Подобные головные уборы использовались индейцами бороро на праздниках духов; с их помощью создавались образы мифических персонажей - тотемов, глубинное родство с которыми бороро ощущали. Ритуальный каменный топор тоже имел многообразное применение.

| назад | далее |



1999-2004 © МАЭ РАН
E-mail: info@kunstkamera.ru