ГЛАВА 5
ПАМЯТНИКИ ФИНАЛЬНОГО ПАЛЕОЛИТА И РАННЕГО МЕЗОЛИТА ВЕРХОВЬЕВ ВОЛГИ
 
ПОДОЛ III
Многослойная стоянка Подол III открыта в 1990 г. Г.В.Синицыной на северном берегу оз. Волго у дер. Ланино Селижаровского района Тверской области, исследовалась в 1993-1996 гг. на общей площади 353 кв.м. Памятник расположен на узкой наклонной береговой площадке между озером и прилегающим коренным склоном, сложенным каменноугольными известняками, которые перекрыты ледниковыми отложениями (рис. 46). Раскоп 1 (166 кв.м) заложен в основании мыса, образованного склоновыми отложениями древнего селевого потока. Стратиграфия западной стенки раскопа 1 (рис. 47), по Г.В.Синицыной снизу вверх [Синицына 1996: 5-7; Синицына, Спиридонова, Лаврушин 1997: 90-91]:
1 — прокаленный песок красного цвета.
2 — интенсивно гумусированное заполнение жилищной впадины темно-серого цвета, более темное в его основании;
3 — косослоистые желто-серые разнозернистыс пески, отложения прибрежного вала (мощн. до 0,3 м), литологический слой I;
4 — бурый ожелезненный песок, погребенная почва (мощн. до 0,2 м), литологический слой II;
5 — слабогумусированный грязно-желтый песок, эоловые отложения (мощн. до 0,4 м), литологический слой III;
6 — гумусированный коричневато-серый песок, вверх по склону выклинивается (мощн. до 0,1 м), литологический слой IV;
7 — интенсивно гумусированный песок темно-серого цвета (мощн. до 0,15 м) - луговая погребенная почва с некоторой гидроморфизацией, литологический слой V;
8 — черный песок со щебенкой, литологический слой раннего средневековья (мощн. до 0,5 м),литологический слой VI;
9 — темно-серый гумусировапный песок, современная почва (мощн. до 0,25 м), литологический слой VII;
10 — горизонтально-слоистые наносные пески (мощн. до 0,3 м), литологический слой VIII;
11 — дерн (мощн. <0,1 м), литологический слой IX;
В основании раскопа 1 вскрыта толща отложений озерного прибрежного вала, представленная желто-серыми разнозернистыми песками с отчетливо выраженной косой слоистостью, имеющая падение 8—10° в сторону озерной впадины (слой I). Толща фиксирует уровень высокого стояния воды позднеледникового водоема. Особый интерес представляет литологический слой II, представляющей собой погребенную почву, которая по палинологичской характеристике, выполненной Е.А.Спиридоновой, относится к завершающему этапу аллереда. Финальнопалеолитические находки, частично нарушенные проникновением вышележащего неолитического и мезолитического материала, имели четкую планиграфическую структуру в виде ряда объектов: улубленное жилище размерами 6ґ2,5 м с очагом в центре, место по обработке кремня (“рабочая площадка”), скопление кальцинированных костей и несколько ям [Синицына 1996: 8, рис.3]. Кремневый материал периода финального палеолита стратиграфически приурочен к основанию слабогумусированных песков эолового происхождения с включениями гальки, гравия и известняковой щебенки (слой III), которые фиксируют следующее, самое высокое повышение уровня воды в водоеме (2-ой прибрежный вал). Таким образом, функционирование стоянки определяется временем формирования эоловых отложений между образованием аллередской почвы и катастрофическим повышением воды, которое можно скоррелировать с пребореалом. То обстоятельство, что ямы, содержащие финальнопалеолитический инвентарь, прорезают погребенную почву с уровня вышележащего песка, свидетельствует о формировании культурного слоя уже на поверхности погребенной почвы [Синицына, Спиридонова, Лаврушин 1997: 91], то есть не позднее начала позднего дриаса. Этой датировке не противоречат и радиоуглеродные даты, полученные по древесному углю, несмотря на то, что они относятся к более позднему рубежа молодого дриаса и раннего пребореала: из заполнения очага жилища получена дата 9180±75, а из ямки вблизи “рабочей площадки” 8630±294. Еще несколько дат имеют вовсе позднеголоценовый возраст.
Кремневый инвентарь из раскопа 1, отнесенный к комплексу финального палеолита, отличается типологической и технологической монолитностью. Он изготовлен на грязно-светло-сером зернистом кремне достаточно плохого качества. Техника первичного расщепления характеризуется одноплощадочными нуклеусами с гладкими ударными площадками, с которых скалывали массивные отщепы и пластины с выраженным ударным бугорком, свидетельствующем об употреблении жесткого отбойника (рис. 48: 19-21). С “рабочей площадки” раскопа 1 происходит ремонтаж нуклеуса [Синицына 1994: 38-39], который демонстрирует последовательность редуцирования изделия в процессе расщепления (рис. 48: 20). Однонаправленное параллельное скалывание по одному широкому фронту производилось, пока его угол удовлетворял размерам получаемых заготовок. После образования заломов на фронте нуклеус уже не переоформлялся. Такая техника характерна для технокомплекса бромме, которому не свойственно экономное расходование сырья и подновление ядрищ.
На пластинчатых отщепах и массивных пластинах укороченных пропорций изготовлены черешковые наконечники стрел типа лингби (рис. 48: 1-4), угловые и боковые резцы (рис. 48: 13, 16), концевые скребки на отщепах и фрагментах пластин (рис. 48: 6-9), проколка с массивным жальцем на отщепе (рис. 48: 12), трапециевидный топор на массивном отщепе (рис. 48: 18).
Слои IV-II содержат неолитические находки вперемешку с мезолитическими. Мезолитический комплекс вычленяется по пластинчатому облику и формам орудий [Синицына 1996: 14]. К нему относятся: сломанный черешковый постсвидерский наконечник (рис. 49: 1), вкладыши на микропластинках с косоусеченным концом (рис. 49: 2, 6-7), высокая трапеция из сечения пластинки (рис. 49: 4), поперечный скобель на пластинке (рис. 49: 3), скребки на пластинах (рис. 49: 8-9), угловые резцы (рис. 49: 12), пластинки с ретушью использования (рис. 49: 5), призматические нуклеусы однонаправленного снятия (рис. 49: 11, 13). В целом набор мезолитического инвентаря соответствует развитому инструментарию бутовской мезолитической культуры. Отличительной чертой изделий мезолитического, как и неолитического инвентаря, является отличное от финальнопалеолитического качество сырья. Они сделаны на темно-сером, желтом, и сиреневом кремне.
Раскоп 2 площадью 187 кв.м располагался в 50 м восточнее раскопа 1. Вскрытый здесь участок отличался наличием большого количества грубообломочного известнякового материала, в котором прослежены 3 скопления находок финального палеолита, яма с примесью мезолитических находок, откуда получена палинологическая датировка второй половины - конца позднего дриаса [Синицына, Спиридонова, Лаврушин: 99-100]. Стратиграфия по восточной стенке (рис. 50) раскопа 2 снизу вверх [Синицына 1996: 23]:
1 - Аллювиальный бурый крупнозернистый песок с редкими включениями обломков известковых плит. За счет включений линз более мелкого песка местами пятнистый.
2 - Песок палевый мелкий, неслоистый, включает пятна вышележащего гумусированного песка слоя 3. Местами внедряется в него короткими горизонтальнымми и волнистыми линзами. Представляет собой горизонт Б почвы слоя 3 (мощн. до 0,3 м).
3 - Гумусированный черный мелкий песок, луговая почва (мощн. до 0,2 м).
4 - Темно-серый гумусированный песок с включениями пятен ожелезненности. Более крупнозернистый, чем слой 3 (мощн. до 0,15 м). Верхний контакт четкий — фиксирует полосу размыва. Нижний — нечеткий, волнистый. Слой насыщен органикой.
5 - Аллювиальные четкослоистые пески. В верхней и нижней части представлен тонкими ленточными прослоями песка и супеси разной зернистости от черного до светло-коричневого цвета, в средней части пески однородные, с менее выраженной слоистостью; слой содержит остатки органики — отложения мелководного залива.
6 - Отвалы раскопа 1993 г., дерновый слой.
Изделия финального палеолита и мезолита приурочены к слою 2, который подстилает луговую почву с неолитическими находками. Финальнопалеолитические изделия сделаны на том же кремне, что и в раскопе 1. Также выделяется дополнительно серый кремень “с прожилками”. Кремневый инвентарь включает [Sinitsyna 1999: 319-323]:
- 64 нуклеуса (рис. 51: 34-35), большинство из которых аморфные, 32 изделия относятся к одноплощадочным подконусовидным и 9 к двухплощадочным встречного скалывания. Несколько ядрищ имеют поперечную подправку с тыльной стороны;
- 12 черешковых наконечников (5 целых и 7 в обломках), из которых 10 сделаны на широких массивных пластинах 7-8 см длиной. Наконечники включают изделия типа лингби (рис. 51: 1-4, 8) и наконечники с боковой выемкой или просто незаконченные изделия (рис. 51: 3, 5-7, 9-10);
- 18 резцов на пластинах, среди которых преобладают на углу сломанной пластины (рис. 51: 12-14, 17-19) и двугранные (рис. 51: 16, 24), присутствует 1 ретушный (рис. 51: 15) и 1 на сломанном наконечнике (рис. 51: 11);
- 35 скребков на пластинчатых отщепах и массивных пластинах (рис. 51: 23, 25-30), среди которых есть как очень массивные, так и микроизделия.
- 1 рубящее аморфное орудие на отщепе (рис. 51: 33);
- 2 пластины со скошенным ретушью концом (рис. 51: 31-32);
- 1 проколка на отщепе (рис. 51: 21);
- 2 ретушера на отщепах (рис. 51: 20, 22);
- несколько скребел на массивных отщепах.
Набор форм кремневого инвентаря, в общем, копирует набор из 1 раскопа, что позволяет Г.В.Синицыной считать финальнопалеолитические находки обоих раскопов однокультурными. Примесью более позднего времени, возможно, являются микроскребки (рис. 51: 26-28).
Мезолитические находки плохо вычленяются из общей массы более поздних кремневых изделий (рис. 52). Определенным маркером выступает черный кремень, на котором сделаны некоторые артефакты, в том числе свидероидный наконечник с истонченным черешком (рис. 52: 1). Возможно, второй черешковый наконечник (рис. 52: 2), у которого лишь начато вентральное уплощение черешка, относится к этому же типу. Таким образом, свидероидный комплекс, который отличается от выраженного мезолитического бутовского комплекса из 1 раскопа, хронологически может оказаться промежуточным между последним и комплексом бромме-лингби.

 
БАРАНОВА ГОРА
Многослойная стоянка Баранова Гора расположена в 400 м западнее стоянки Подол III на берегу озера Волго. Как пункт находок известен с 1975 г. (Ланино 7), но, по сути, памятник открыт в 1990 г. Г.В.Синицыной, исследовался шурфами в 1996 и 1999 гг. Стратиграфия 1 шурфа [Синицына 1996: 30]:
1. Рыже-бурый крупнозернистый песок, насыщенный большим количеством гравия и гальки разных размеров и окатанности, местами образующих небольшие скопления. В нижней части, практически на уровне воды (отметка -285), плавно переходит в серые хорошо отмученные иловатые пески.
2. Песок глинистый, гумусированный, пятнистый. Залегает отдельными линзами, протяженностью до 40 см и мощностью 5—7см. Выклинивается вниз по склону в южном направлении в пределах восточной стенки. Включает основную массу находок финальнопалеолитического облика и большое количество разрозненных угольков. Отдельные линзы подстилаются скатанной галькой средних размеров.
3. Погребенная почва, представленная интенсивно гумусированным темно-серым песком с редкой скатанной щебенкой. В нижней части содержит разрозненные кремни.
4. Песок среднезернистый, менее интенсивно гумусированный, чем слои 6 и 3. Включает разрозненную мелкую щебенку. Содержит кремни неолитического (?) облика.
5. Более светлый и более крупнозернистый песок, выклинивающийся к северу вверх по склону в пределах разреза восточной стенки.
6. Серый слабогумусированный песок с включениями разрозненной мелкой окатанной гальки.
7. Песчанистые отложения, представленные двумя горизонтами песков, разделенными темно-серой ленточной прослойкой крупнозернистых песков, обильно насыщенных мелкой и мельчайшей галькой и гравием. Прослойка содержит органические остатки. Верхний горизонт представлен светло-желтыми мелкозернистыми песками с большим количеством пятен ожелезненности мелких размеров. Горизонт выклинивается по восточной стенке, а на северной представлен только разрозненными линзами в западной ее части. Мощность нижнего горизонта, представленного светло-серыми мелкозернистыми песками, наоборот, увеличивется к югу вниз по склону от 5 см в северном углу до 10-12 см в южном. Насыщенность железистыми вкраплениями здесь ниже, чем в светло-желтом верхнем песке, но зато местами (особенно в южной стенке) наблюдается повышенная концентрация пятен марганца в нижней части горизонта.
8. Современная луговая почва
Археологический кремневый материал присутствовал во 2 и 3 слоях. Кремень нижнего 2 слоя и техника расщепления, по мнению Г.В.Синицыной, аналогичны материалам раскопа 1 стоянки Подол III. Однако вместе с изделиями из светло-серого подольского кремня в низах культуровмещающих отложений залегали предметы из черного, красного и другого кремня лучшего качества. Состав орудий демонстрирует неоднородность коллекции. Орудия представлены следующими изделиями:
Из 3 шурфа из слоя 2 слоя происходит окатанное двухсторонне обработанное рубящее или режущее орудие черного кремня (нож?).
В самом нижнем слое шурфа 3 найден бутовский наконечник на тонкой призматической пластинке красного кремня (рис. 53: 1), фрагмент призматической пластинки (рис. 53: 2), подконусовидный нуклеус светло-серого кремня в начальной стадии расщепления ( рис. 53: 6, а также угловой резец на массивном отщепе (рис. 53: 3) и концевой скребок с вентральной ретушью по обоим краям (рис. 53: 5). Сочетание подольского кремня с другими разновидностями кремневого сырья дает возможность исследовательнице памятника выделять здесь финальнопалеолитический комплекс, близкий комплексу бромме стоянки Подол III, и мезолитический. Однако стоит отметить залегание мезолитического (судя по всему, бутовского позднего облика) материала в низах культурного слоя, что вместе с отсутствием орудийных форм бромме и общей малочисленностью орудий пока не позволяет четко разграничить два комплекса. Не исключено, что тот же кремень, что и в финальнопалеолитическом слое Подола III, мог использоваться и в мезолите.

 
ЛАНИНО I
Стоянка Ланино 1, открытая в 1960 г. Н.Н.Гуриной, расположена на 6-7 метровой озерной террасе северного берега озера Волго (210-211 м в абсолютных отметках), в черте дер. Ланино. В разных частях памятника прослежены скопления находок мезолита, неолита, бронзового и раннего железного века. Общая площадь поселения составляет около 2500 кв.м. Верхневолжской экспедицией под руководством Н.Н.Гуриной в течение 1974-1983 гг. шестью раскопками было вскрыто 837 кв.м [Верещагина, Синицына и др. 1995: 53].
На всей исследованной площади стратиграфия памятника была однородной. Под дерновым слоем залегал серый гумусированный песок, мощностью до 40 см, Верхняя его граница была относительно ровной, а нижняя волнистой. Под ним залегал темно-желтый гумусированный песок мощностью 35-40 см, К обоим слоям были приурочены кремневые находки. Материком служил светло-желтый песок, в который вклинивались хозяйственные ямы. Каменный инвентарь памятника был опубликован суммарно по материалам раскопов IV и V [Гурина, 1989: 63-67, табл. 37-39] как относительно монолитный комплекс позднего мезолита валдайской культуры. На материалах наибольшего по раскопанной площади (322 кв.м) раскопа IV Г.В.Синицыной удалось расчленить обширный кремневый материал (6081 предметов) на сырьевые группы и проследить их пространственную приуроченность в пределах стоянки. Внутри сырьевых групп выделяются типологические комплексы кремневых орудий, среди которых выделяются формы, характерные для разных этапов мезолита и неолита [Синицына 1997: 7-27].
В инвентаре из IV раскопа визуально (по признакам: цвет. прозрачность, включения) Г.В.Синицыной выделено 11 сырьевых групп: I - светло-серый кремень; II - темно-серый; III - черный; IV - серый с матовым оттенком; V - бордовый, яшмовидный; VI -бело-серый; VII - серо-пятнистый; VIII - рыжий, желтый; IX - сиреневый; Х - желто-зеленый; XI- серый, серо-сиреневый и пестроцветный. В результате типологического анализа к финальному палеолиту были отнесены изделия из кремня I группы, к раннему мезолиту изделия из кремня II группы. Ранние сырьевые группы кремня выделяются лишь в IV раскопе, а в остальных представлены единично и типологически невыразительными предметами. Поэтому мы используем в работе лишь данные по одному раскопу.
Изделия из светло-серого кремня (I группа) местного происхождения [Селиванова, 1984: 99] были сосредоточены в южной части раскопа, и ассоциировались с материалом финальнопалеолитического облика.
Техника раскалывания этого сырья здесь представлена полным циклом расщепления. Нуклеусы несут негативы пластинчатых снятий (рис. 54-Г: 6). Ударные площадки, как правило, гладкие без дополнительной обработки; реже встречаются экземпляры с ударными площадками, подправленными сколами, ориентированными перпендикулярно плоскости скалывания (рис. 54-Г: 4, 7). Скошенные площадки не характерны. Большая часть нуклеусов сработана. Нуклеусы по форме конусовидные, призматические и торцовые (рис. 54-Г: 2, 4, 7). В коллекции имеется и сильно сработанный двуплощадочный нуклеус (рис. 54-Г: 1).
Большую часть коллекции кремня I группы составляют отщепы. Они различаются по величине и массивности: крупные — свыше 6 см длиной; средние — 3-6 см; мелкие — до 3 см. Основной заготовкой для орудий из светло-серого кремня служили крупные пластины неправильного огранения (рис. 54-Г: 6); их локализация совпадала с локализацией основного материала I сырьевой группы.
Пластинчатые заготовки разделены на крупные: шириной - более 2,6 см; средние - шириной 1,9-2,6 см; пластинки - шириной 0,8-1,8 см и микропластинки - шириной до 0,8 см.
К наконечникам, типологически близким наконечникам лингби, Г.В.Синицына отнесла изделие на широкой пластине (рис.54-Б: 1) со слабо приостренным черешком и подправкой пера. Следует однако отметить, что типологически орудие наконечником не является. На обломке пластины такого же типа крупной полукрутой дорсальной ретушью оформлена острие-проколка (рис.54-Б: 3) и концевой скребок (рис.54-Б: 7). В целом, пластины с вторичной обработкой из этого сырья нехарактерны. Имеются единичные предметы, с отдельными фасетками (рис.54-Б: 5).
Резцы в IV раскопе представлены 66 предметами: из них на пластинах изготовлено 26, на отщепах - 38 и 2 - на осколках кремня. Из серого кремня выполнено 11 резцов (рис.54-В), все они изготовлены на пластинчатых отщепах и четко локализовались на соседних квадратах южной части раскопа южнее ямы № 14. Большая часть резцов представлена угловыми формами (рис.54-В: 1, 4, 6, 8, 9, 10). К ретушным формам можно отнести только один поперечный резец (рис.54-В: 2), другой поперечный резец оформлен двумя резцовыми сколами. Двугранные резцы представлены двумя экземплярами, один из них изготовлен на пластине, его лезвие асимметрично (рис.54-В: 5), другой на массивном пластинчатом отщепе (рис.54-В: 11).
Самой массовой категорией инвентаря из светло-серого кремня являются скребла – 18 экз. Они представлены различными типами: продольными, поперечными, угловыми. Для всех них характерно оформление рабочего лезвия зубчатой полукрутой ретушью (рис.54-В: 2, 6). Их характерной чертой является прямое лезвие (рис. 54-А: 1,2, 3), и только два орудия имеют выпуклое лезвие. Одно из них представлено фрагментом, другое - маленькое продольное скреблышко на пластинчатом отщепе, оформлено противолежащей ретушью. Наиболее выразительным орудием является скребло с четко выраженными тремя лезвиями, соединенными под прямым углом (рис.54-Б: 2).
Тесла. Из светло-серого кремня изготовлено 7 предметов (рис.54-Б: 8; рис. 54-А: 8-12). Кроме двух, все тесла прямолезвийные, с незначительной подработкой по краям дорсальной рутушью. Два орудия на отщепах, у которых вентральной ретушью оформлено только лезвие, также отнесены к категории тесел (рис. 54-А: 8, 11). Единичными предметами представлены: тесло с перехватом иеневского типа (рис. 54-А: -9); тесло подпрямоугольной формы, оформленное по краям, полукрутой вентральной ретушью (рис. 54-А: 10); тесло овальной формы с двусторонней подработкой по обводу рабочей части орудия (рис. 54-А: 12).
Скобели - 4 предмета. Выполнены на массивных осколках и отщепах с вогнутыми лезвиями (рис. 54-А: 4,7). Два орудия двулезвийные (рис. 54-А: 7).
Стамески (или долотовидные орудия). К этой категории отнесены 3 орудия на пластинах (рис. 54-А: 5, 6), у которых уплощающими сколами снят ударный бугорок. Размеры их стандартны: длина равна 5 см при ширине 2-3 см. Из другого сырья аналогичных орудий не было найдено.
Характер кремневого сырья, техника первичного расщепления и отдельные формы орудий позволили Г.В.Синицыной связать изделия I сырьевой группы с финальным палеолитом и соотнести их с выполненным на том же кремне инвентарем финальнопалеолитического комплекса стоянки Подол III. Тем не менее, следует отметить, что формы изделий, характерные для подольского технокомплекса бромме, здесь отсутствуют, такие как: типичные наконечники лингби, резцы и скребки и другие орудия на массивных пластинах. Формы нуклеусов демонстрируют те же технологические приемы раскалывания, но отличаются гораздо меньшими размерами и равновеликими негативами пластинчатых снятий, характерными для более позднего времени. Присутствие скребел не может иметь культурно-хронологического значения [Синицына 1997: 11], т.к. скребла есть практически всюду, где используется каменное сырье невысокого качества. Таким образом, присутствие изделий финального палеолита в сырьевой группе I не доказано.
Локализация находок из II сырьевой группы прослежена в южной части раскопа IV. Изделия из этого сырья представлены небольшой коллекцией.
Среди нуклеусов присутствуют формы для получения пластинок и микропластинок - это многоплощадочный нуклеус со встречным скалыванием (рис. 54-Г: 5), торцовый на отщепе для получения микропластин, у которого ударная площадка подготовлена поперечными сколами (рис. 55: 18); призматические нуклеусы с круговым скалыванием (рис. 55: 19).
Черешковые наконечники стрел (рис. 55: 1-8) на пластинах, длиной 5-4 см. Черешки и перо оформлены как вентральной, так и дорсальной крутой и полукрутой ретушью.
Скребки концевые вееровидные на отщепах с выпуклым лезвием (рис. 55: 13-15).
Микроскребки представлены: на резцовом сколе (рис. 55: 9); на обломках мелких отщепов (рис. 55: 11-12). Присутствуют мелкие отщепы с прямыми лезвиями (как у скребел), образованными ретушью утилизации (рис. 55: 16, 17).
По мнению Г.В.Синицыной, комплекс инвентаря имеет аналогии по сырью материалам из погребенной почвы многослойного памятника Баранова Гора, расположенного в 300 метров восточнее, датировка которого может быть определена концом младшего дриаса - началом пребореала. Типологически инвентарь рассмотренной группы отличается более развитыми формами и относится к раннему мезолиту.
Однако с такой датировкой комплекса II сырьевой кремневой группы трудно безоговорочно согласиться. Прежде всего, обращают на себя внимание мелкие размеры пластинок и присутствие микроскребков, торцевого микронуклеуса, т.е. не характерных для раннего мезолита признаков. Наконечники стрел, общей чертой которых является лишь отсутствие постсвидерских приемов оформления, типологически сильно варьируют. К раннемезолитическим черешковым иеневского типа могут быть условно отнесены лишь 2 наконечника на массивных пластинках с невыделенным черешком, обработанным крутой дорсальной ретушью (рис. 55: 5-6). Наконечники на правильных мелких пластинках с минимальной вентральной или дорсальной обработкой черешка и пера (рис. 55: 1-3, 7-8) аналогичны некоторым наконечникам из комплексов IV, VII и XI сырьевых групп [Синицына 1997: 39; 42; 48], отнесенных к развитому мезолиту. В них также присутствуют торцевые микронуклеусы, набор мелких пластинок и изделий на них. Сходные формы изделий, в том числе микроскребки, присутствуют в инвентаре раскопа V того же памятника и стоянки Нижние Котицы 5, датирующейся временем позднего мезолита-раннего неолита. Напомним, что из очага ланинского раскопа VI, расположенного между раскопами V и IV, получена дата 6440±50 (ЛЕ 1144), соответствующая этому периоду.
Таким образом, наиболее вероятно, что, по меньшей мере, часть орудий (если не все) из черного кремня Ланино I могут относиться к позднему мезолиту, которым датировала пятник Н.Н.Гурина [1977; 1989].

 
ТРОИЦКОЕ 3
Местонахождение Троицкое 3 открыто в 1987 г. А.П. Ланцевым и П.Д. Малыгиным. В 1988 г. сборы подъемного материала проведены М.Р. Зотько, Н.В. Левиной и А.В. Мирецким, в 1994 г. - А.П. Ланцевым [Ланцев, Мирецкий 1996]. Памятник находится в Зубцовском районе Тверской области, в 0,5 км к СВ от дер. Троицкое. Памятник приурочен к 2 надпойменной террасе левого берега р.Волги и расположен на правом приустьевом коренном берегу р.Щербахи, на высоте 7 м над уровнем воды в р.Щербахе и 18 м над уровнем воды в Волге.
Данные о стратиграфии не опубликованы, но указано, что культурный слой не сохранился, Подъемный материал был собран с пашни на площади 30х40 м.
Всего на памятнике найдено 275 предметов из кремня. Сырьем служил достаточно качественный кремень различных оттенков. Больше всего изделий изготовлено из пестро-коричневого кремня – 100 экз. Лиловый кремень представлен 62 предметами. Из черного кремня сделаны 10 предметов, выходы которого распространены по берегам Волги выше г.Ржева. Месторождения лилового “валдайского” или “старицкого” кремня прослежены авторами публикации по берегам Волги и ее притоков, начиная от верхней границы г. Ржева до т.н. Старицких ворот ниже г.Старицы. Месторождения коричневого кремня близ рассматриваемого памятника не выявлены.
К нуклеусам отнесены: торцевой двухплощадочный нуклеус от микропластин со скошенными, подправленными ретушью площадками (рис. 56: 24), который можно скорее считать и многофасеточным резцом; подпризматический двухплощадочный нуклеус-ретушер кругового скалывания, одна из площадок которого имеет следы оживления (рис. 56: 19); заготовка подпризматического нуклеуса с уплощенной тыльной стороной (пренуклеус?).
Технические сколы включают: 3 нуклевидных куска; 12 сколов оживления и 6 ребристых пластин.
Группа отходов и полуфабрикатов состоит из 29 ножевидных пластин и их обломков, 38 неправильных пластин, 101 отщепа и осколков кремня. Для изготовления орудий в равной мере использовались и ножевидные (шириной 10-20 мм) и неправильные (шириной 15-30 мм) пластины. На пластинах изготовлено подавляющее большинство орудий.
Изделий с вторичной обработкой найдено 83, в том числе на отщепах 10 изделий, на ребристых пластинах 5, на пластинах 66, на нуклеусе 1 экз. (ретушер).
Резцы представлены 15 экземплярами, из которых 11 изготовлено на пластинах, 2 - на ребристых пластинах и 2 - на отщепах (рис. 56: 6). Найдено 4 двугранных резца (рис. 56: 3, 5, 8). Преобладают угловые резцы, среди которых выделяются: косоретушные (рис. 56: 9-10, 7), комбинированный поперечноретушный, на сломе заготовки (рис. 56: 4-5). Преобладают орудия с несколькими резцовыми сколами. В единичном экземпляре встречено орудие, у которого резцовые сколы на сломе пластины дополняются плоскими долотовидными сколами на брюшке (рис. 56: 2).
Скребки представлены 7 предметами. 6 орудий концевые, на пластинах (рис. 56: 17-18), в том числе 1 на ребристой пластине. У одного из скребков (рис. 56: 18) помимо обработки на спинке на брюшке прослеживаются заломы на лезвийной части. Найдены также 1 боковой скребок на отщепе и угловой микроскребок на пластине.
Группа перфораторов представлена в коллекции 4 орудиями: проверткой с невыделенной рабочей частью на бугорке ребристой пластины (рис. 56: 12); асимметричным сверлом с выделенным противолежащей ретушью жальцем на неправильной пластине (рис. 56: 14); проколкой с выделенным жальцем на пластине (рис. 56: 13); проколкой с симметричным невыделенным жальцем, обработанным мелкой крутой ретушью на спинке неправильной пластины.
Единственный в коллекции ординарный скобель выполнен на сечении правильной пластины с широкой мелкой выемкой (рис. 56: 16).
Также встречены 2 пластины с тронкированными концами: 1 с дорсальной (рис. 56: 23) и 1 с разносторонней ретушью (рис. 56: 15).
Среди комбинированных орудий (5 экз.), встречены: 2 скребка-скобеля на пластинах (рис. 56: 22, 26); скребок-проколка на пластине, жальце которой оформлено резцовым сколом и крутой краевой ретушью (рис. 56: 25); скребок-резец косоретушный на отщепе (рис. 56: 20); перфоратор-скобель на ребристой пластине (рис. 56: 27).
Пластины с нерегулярной и частичной ретушью найдены в количестве 38 экземпляров (рис. 56: 21).
В коллекции также представлены 6 отщепов с ретушью.
К рубящим орудиям относится заготовка прямоугольного, толстообушного топора с прямым, скошенным лезвием из нуклеуса (рис. 56: 28).
На памятнике найден крупный наконечник, близкий к типу лингби, изготовленный на массивной неправильной пластине. Черешок орудия обработан крутой ретушью на спинке; несколько фасеток на брюшке носят случайный характер (рис. 56: 1), перо не обработано.
Ближайшие аналогии наконечнику, как и всему облику кремневого инвентаря, авторы публикации находят в комплексе стоянки Подол III и в наконечнике со стоянки Маскаука 6, отнесенной Р.К.Римантене к прибалтийскому мадлену. Архаичный облик индустрии и нетипичное высотное расположение памятника позволяет А.П.Ланцеву и А.В.Мирецкому [1996: 63] отнести Троицкое 3 к финальному палеолиту традиции лингби. По общему облику кремневого инвентаря к кругу ближайших аналогий памятника следует также добавить Аносово I и IV на Днепре с традициями лингби.

 
ТЕПЛЫЙ РУЧЕЙ
Местонахождения Теплый Ручей 1 и 2 открыты в 1984 г. А.В.Мирецким в районе Бенского порога Волги в Тверской области, исследовались им в 1984-1988 гг. Памятники приурочены к высокой террасе Волги, в цоколе которой обнаружены мощные выходы кремня [отчеты А.В.Мирецкого за 1987-1988 гг.]. Культурный слой не сохранился.
Материалы не опубликованы, однако просмотренная нами коллекция обоих памятников, хранящаяся в фондах Тверского музея, позволяет составить о них общее представление. Инвентарь сделан на пестро-коричневом, реже сером кремне. Коричневый кремень хорошего качества более всего напоминает аносовский верхнеднепровский кремень (из него же сделаны и множество изделий Троицкого 3, где кремень чуть ярче). Серый кремень разного качества: от светло-серого зернистого, достаточно плохого качества, до темно-серого среднеструктурного. Оба комплекса выглядят достаточно однородно по составу артефактов: расщепление, основанное на получении крупных пластин с призматических одноплощадочных и реже двухплощадочных нуклеусов кругового скалывания с прямыми площадками, не имеют признаков отжима. Среди одноплощадочных нуклеусов присутствуют подконусовидные. На пластинах и пластинчатых отщепах изготовлены резцы, среди которых присутствуют ретушные, двугранные, в том числе многофасеточные и комбинированные. Скребки изготовлены на пластинах и отщепах. Среди последних есть массивные и высокой формы. Представлены скребла и частично двухсторонне-обработанные рубящие орудия (Теплый Ручей 2) вытянуто-овальной и трапециевидной формы. Наконечники крупных размеров на пластинах представлены черешковыми формами типа лингби и со слабо выделенным крутой дорсальной ретушью черешком, занимающим 1/3-1/2 изделия. Среди наконечников Теплого ручья 2 есть наконечники с черешком, оформленным разносторонней ретушью и в виде дорсальной боковой выемки. А.В.Мирецкий относит Теплый Ручей 1 и 2 к финальнопалеолитическим мастерским на выходах кремневого сырья и сопоставляет их с кремневыми комплексамим стоянок Подол III и Троицкое 3 [Ланцев, Мирецкий 1996: 63]. Л.В.Кольцов [1994: 8] считает памятники восточноаренсбургскими. Памятник может быть сближен в культурном отношении также и с аносовскими мастерскими, с которыми помимо типологии кремневого инвентаря его объединяет расположение на выходах кремня.

 
УСТЬ-ТУДОВКА 1
Памятник находится в Ржевском р-не Тверской области, расположен на приустьевом мысу первой надпойменной террасы левого берега р.Тудовка, правого притока Волги. Открыт в 1976 г. и позднее исследовался в 1985—1987 гг. М.Г.Жилиным. Стоянка содержит разновременные материалы эпохи камня и бронзы. Ранний комплекс памятника вскрыт в раскопе 2 площадью 207 кв.м, в котором прослежена следующая стратиграфия [Жилин, Кравцов 1991: 3]:
1 – дерн (мощн. 0,05-0,1 м);
2 – пахотный слой (мощн. 0,1-0,2 м);
3 – линзы серого оподзоленного песка (мощн. 0,0-0,14 м);
4 – желтый песок (мощн. 0,08-0,6 м);
5 – серо-коричневый песок, погребенная почва (мощн. 0-0,25 м);
6 – оглеенный песок с ортзандами, ниже – гравий (материк).
Кремневые артефакты встречаются начиная с дерна, где отмечены находки неолитического времени, но основная масса происходит из слоев 2-5 вплоть до кровли погребенной почвы. В плане выделяются два концентрированных скопления расщепленных кремней. В стороне от скоплений отмечены два углистых пятна – остатки кострищ. В публикации памятника материал обоих скоплений рассматривается вместе [Жилин, Кравцов 1991]. Кремневый инвентарь из цветного кремня различного качества (всего 5512 экз.) включает:
- 3859 экз. - отщепы и чешуйки (чешуек из них 30%);
- 1271 экз. - пластинки и микропластинки (1,6%) с фрагментами. Среди них правильных не более 28 экз., общая пластинчатость комплекса 25,1%;
- 9 экз. - нуклевидные обломки и осколки;
- 3 экз. – заготовки нуклеусов, включая 1 с ребром;
- 46 экз. – технические сколы подправки нуклеусов;
- 36 экз. ребристые сколы, с преобладанием пластинчатых - 29 экз.;
- 16 экз. – резцовые сколы;
- 108 экз. - нуклеусы.
Среди нуклеусов одноплощадочные представлены следующими формами: 19 аморфные, 16 односторонние монофронтальные (рис. 57: 10, 13), включая 2 торцевых; 14 призматических с круговым снятием (рис. 57: 7, 12); 11 подконических (рис. 57: 8); 3 обломка одноплощадочных нуклеусов. Двухплощадочные ядрища включают: 24 аморфных, из них 8 с фронтами, расположенными в разных плоскостях; 8 полюсных монофронтальных и 1 кругового снятия и 1 подконический (рис. 57: 4-6, 9, 11, 14); 3 обломка двухплощадочных нуклеусов.
Орудийный набор состоит из 117 (2,1%) предметов, из которых около половины (47,9%) изготовлены на пластинчатых заготовках, и включает:
- 25 экз. – резцы (12 на пластинах, 13 на отщепах), среди которых 19 – на сломе заготовки (включая 2 поперечных), 3 – ретушные, 3 – двугранные (рис. 58: 8-16; 19, 21-23).
- 51 экз. – скребки (28 на отщепах, 19 на пластинах, 4 в обломках), среди которых выделяются 10 со скошенным лезвием, 4 подокруглых (рис. 58: 17, 20, 24-54).
- 1 экз. - скребло на фрагменте желвака (рис. 58: 67).
- 12 экз. – скобели, из них 8 на отщепах и 4 на пластинах (рис. 58: 64-65).
- 3 экз. – сверла, включая 1 на отщепе и 2 на пластинах (рис. 58: 68).
- 4 экз. – косоретушные острия, из которых 2 на отщепах и 2 на пластинах (рис. 58: 59, 66).
- 6 экз. – пластины с тронкированным концом (рис. 58: 60, 62-63).
- 5 экз. – пластины с ретушью (рис. 58: 55-57, 61).
- 7 экз. – черешковые наконечники (1 на отщепе и 6 на пластинах). Из них 4 близких типу лингби, 3 с вентральной ретушью черешка и 1 с разносторонней (рис. 58: 1-2, 4-5), 1 с укороченным черешком и дорсальной ретушью по периметру (рис. 58: 3) и 2 косолезвийных с боковой выемкой (рис. 58: 6-7).
- 3 экз. – рубящие орудия. В том числе: 1 прямоугольный топорик, обработанный лишь с вентральной стороны (рис. 58: 3), и 2 обломка бифасов вытянуто-округлой формы (рис. 58: 1-2).
К орудиям также отнесены 3 обломка с ретушью, 23 отщепа и 60 пластин и их фрагментов с ретушью утилизации, в том числе 3 сечения (рис. 58: 68).
В первоначальной публикации ранний комплекс Усть-Тудовки 1 отнесен к финальному палеолиту [Жилин, Кравцов 1991: 17-18] и датирован палинологическим анализом, сделанным по образцам из погребенной почвы, финалом позднего дриаса – началом пребориала. По особенностям орудийного набора и техники первичного расщепления комплекс был охаратеризован как восточноаренсбургский или протоиеневский. От типичного иеневского он отличается меньшим индексом пластинчатости, отсутствием таких типично иеневских орудий, как трапеции и треугольники, поперечнолезвийные наконечники, ланцетовидные острия и ножи с обушком, топоры с перехватом и др. К аренсбургской атрибуции памятника склонялся и Л.В.Кольцов [1994: 7].
Позднее А.Е.Кравцов [1999: 101] пересмотрел финальнопалеолитическую трактовку памятника и отнес комплекс к начальным этапам развития иеневской культуры раннего мезолита. Он же отметил и возможную смешанность комплекса. В частности, рубящие орудия овальной формы, не характерные для иеневских памятников, также, как и наконечник с ретушью по периметру, могут относиться к более позднему времени. Типологический облик раннего комплекса Усть-Тудовки 1 несомненно относится к раннему мезолиту: значительная часть орудий изготовлена на мелких пластинчатых заготовках, присутствуют не отмеченные исследователями микроскребки, косолезвийные наконечники алтыновского типа, серия резцов на углу сломанной пластинки. К архаичным чертам, кроме типологической лакуны из развитых иеневских типов орудий, следует отнести отсутствие выраженных признаков отжимной технологии расщепления кремня и единичность ретушированных сечений.
 
Регион Волговерховья отличается гораздо большей степенью изученности памятников рубежа плейстоцена и голоцена по сравнению с Верхним Подвиньем и истоками Днепра. Здесь зафиксированы памятники этого периода с сохранившимся культурным слоем, есть редкие споро-пыльцевые и радиоуглеродные данные.
Для общей характеристики развития во времени кремневых индустрий финального палеолита и раннего мезолита региона важным является тот факт, что техника первичного раскалывания кремня большинства памятников обоих периодов имеет общие черты. Первичное раскалывание как финальнопалеолитических, так и раннемезолитических памятников основывалось на расщеплении призматических нуклеусов вытянутых пропорций с прямыми и реже скошенными площадками и преимущественно выпуклым фронтом, стремящемся охватить большую часть периметра ядрища, в том числе подконусовидных. Преобладают одноплощадочные изделия, при устойчивом присутствии двухплощадочных и аморфных. Если финальнопалеолитические памятники располагают лишь нуклеусами для получения макрозаготовок, то среди объектов расщепления большинства мезолитических комплексов есть микроядрища для получения микропластин, представленные преимущественно торцово-клиновидными и реже карандашевидными формами (поздний комплекс Подола III, Усть-Тудовка 1, Ланино 1). Это обстоятельство может свидетельствовать о зарождении технологии микрорасщепления, в том числе отжимной техники.
Первичное раскалывание верхневолжских памятников ориентировалось на преимущественное получение пластинчатых форм. Финальнопалеолитические комплексы отличаются повышенной массивностью сколов-заготовок (Подол III, Троицкое 3) и почти полным отсутствием правильных пластин, в то время как в мезолитических индустриях распространены пластины меньших размеров и часто с правильной огранкой, серийно представлены микропластины. На технологический и типологический облик индустрии большое влияние оказывало качество использовавшегося кремня, которое очень неоднородно в разных, в том числе хронологически разновременных, памятниках. Так, особым архаизмом отличается инвентарь финальнопалеолитического комплекса стоянки Подол III, изготовленный из кремня низкого качества, а также Теплого Ручья 1 и 2, где тоже есть низкокачественный кремень. Грубость заготовок, преобладание среди пластин массивных изделий, серийное присутствие скребел в этих случаях не являются свидетельствами большой древности, но лишь средствами адаптации к местным условиям. Например, инвентарь стоянки Ланино 1, частично также выполненный на подольском кремне, не обладает безусловными типами орудий финального палеолита, тогда как мезолитический комплекс памятника из качественного кремня выглядит вполне развитым. Заметим, что памятники с “архаичными” характеристиками в кремневой индустрии обычно являются мастерскими при выходах сырья с избыточным набором форм расщепления кремня.
Типологический состав кремневого инвентаря ранних памятников Волговерховья отличается разнообразием форм и определенными чертами преемственности традиций на протяжении финального палеолита и раннего мезолита. Финальнопалеолитический орудийный набор, характерный для памятников типа бромме-лингби, присутствует в комплексах памятников Подол III, Троицкое 3, Теплый Ручей 1 и 2. Он представлен орудиями на пластинах: крупными наконечниками типа лингби, резцами с множественными резцовыми сколами, концевыми скребками на пластинах и массивными на отщепах, грубыми аморфными рубящими орудиями. Определенное своеобразие наконечникам из Подола III и Теплого Ручья предает наличие среди них изделий с боковой выемкой и черешковых бесплечиковых. Первые напоминают наконечник из Аносово I (рис. 6: 2), отличающийся, однако, большей миниатюрностью, а вторые - изделие из Анососво IV (рис. 14: 1). Основное отличие их от разнообразных мезолитических наконечников с выемкой: массивная заготовка, преимущественная дорсальная обработка и симметричное относительно продольной оси перо. Время функционирования культурного пласта бромме в финальном палеолите на Верхней Волге маркируется данными палинологии и радиоуглеродными датами из 1 раскопа Подола III, определяющими его в рамках не позднее молодого дриаса.
Раннемезолитические памятники региона включают согласно устоявшимся представлениям культурные комплексы, относящиеся к двум разным традициям изготовления орудий, одна из которых восходит к традиции бромме, другая связана со свидерским наследием. Проблема сосуществования двух культурных традиций на протяжении мезолита Верхнего Поволжья, прежде всего Волго-Окского междуречья, разрабатывается многими исследователями на материалах двух основных археологических культур региона: бутовской (“постсвидер”) и иеневской (“постаренсбург” или “постлингби”). Благодаря исследованиям последних лет фактологическая база, хронология и периодизация иеневских и бутовских памятников существенно расширилась [Сорокин 1990; Кольцов, Жилин 1999; Кравцов 1998, 1999]. Вопрос о происхождении иеневской культуры решается на материалах раннего комплекса стоянки Усть-Тудовка 1. Зафиксированные выше особенности кремневого инвентаря комплекса отражают особенности раннеиеневского пласта памятников в Волговерховье. Кроме Усть-Тудовки 1 к нему здесь относится по типологическим и палинологическим данным стоянка Авсерьгово 2, [Кравцов 1999: 88-90] в Калязинском районе Тверской области, материалы которой не опубликованы, а также Ладыжино 3 в Калужской области и Еловка 2 на Владимирщине. Эти памятники носят уже вполне сложившийся иеневский облик с типичными для этой культуры типами орудий (трапеции, поперечнолезвийные наконечники и асимметричные с боковой выемкой и др.) и датируются не ранее середины пребореала. Т.е., если верна датировка раннего комплекса Усть-Тудовки финалом молодого дриаса, эти памятники отделены от него почти 500-летним промежутком. Следовательно, в этот период произошла выработка особенностией мезолитической кремневой индустрии и форм кремневого инвентаря, прежде всего “микролитов”, которые в Усть-Тудовке фактически отсутствуют. Вместе с тем, в Усть-Тудовке уже наличествуют 2 типично иеневских асимметричных наконечника с боковой выемкой и набор своеобразных симметричных черешковых изделий на пластинах и пластинчатых отщепах с вентральным и разносторонне ретушированным вертикальной ретушью черешком, полные и хронологически близкие аналогии которым неизвестны. Таким образом, если вырастание иеневской культуры из индустрии типа раннего комплекса Усть-Тудовки 1 выглядит достаточно обоснованно, то происхождение самого комплекса не вполне очевидно. С одной стороны, в местном финальном палеолите присутствует культурный субстрат (бромме-лингби) с близким характером первичного раскалывания и черешковыми наконечниками сходной морфологии. Но, с другой стороны, финальнопалеолитические комплексы демонстрируют гораздо меньшую степень пластинчатости индустрии в целом и большую вариабильность комплексов при сравнении друг с другом. Индустрия Подола III и Теплого Ручья 1 отличаются отмеченным архаизмом, комплекс Троицкого 3 выделяется очень крупными пластинами и орудиями на них, в том числе комбинированными формами. С каким же из комплексов может быть связана генетически, или иметь родственные культурные связи, индустрия Усть-Тудовки 1, которая отделена от них тысячелетним промежутком позднего дриаса? Возможно, типологически промежуточным комплексом здесь может выступить комплекс Теплого Ручья 2, где присутствуют орудия на некрупных пластинчатых заготовках, в том числе черешковые наконечники с боковой выемкой и с разносторонне ретушированным черешком. К сожалению, отсутствие публикации памятника на текущий момент не позволяет уточнить периодизацию.
Хронология бутовской культуры в верхнем течении Волги, благодаря исследованиям Л.В.Кольцова, М.Г.Жилина, А.Н.Сорокина А.Е.Кравцова и Е.В.Леоновой, за последние 15 лет существенно детализирована. Наиболее ранние датированные памятники: Тихоново в Тверской области, Становое 4 (IV слой) в Ивановской области и, возможно, Беливо 6В (бутовский комплекс) в Подмосковье, получили палинологические и радиоуглеродные определения рубежом позднего дриаса и пребореала [Жилин 1999: 110-112, 121; Кравцов 1999: 90]. Для ранней бутовской кремневой индустрии характерны одно- и двухплощадочные призматические нуклеусы, с которых получали пластины. Среди них серийно представлены правильные. Микрорасщепление фиксируется набором микропластинок и единичных отжимных микронуклеусов (Становое 4) торцевого снятия [Жилин 1998: 27]. Для орудийного набора характерны позднесвидерские наконечники на пластинках с длинным истонченным черешком, уплощенным с вентральной стороны и немногочисленные постсвидерские на тонких правильных пластинках с подправкой пера. Среди резцов господствуют на углу сломанной пластины и ретушные. Представлены косоретушные острия на пластинках, разнообразные скребки, в том числе на пластинах. Наиболее выразительны вкладыши из микропластин с ретушью и без обработки. Рубящие орудия включают топоры из некремнистых пород с пришлифованным лезвием. Костяные изделия, найденные на Становом 4, представлены простыми, одно- и двухпазовыми уплощенными наконечниками, ножом из лопатки лося, теслом из трубчатой кости, муфтами для тесел, орнаментированным диском с процарапанным отверстием и другими орудиями [Жилин 1999: 122]. Таким образом, бутовская культура на раннем этапе обладает полностью сложившимся мезолитическим обликом. Проблему ее происхождения М.Г.Жилин и Л.В.Кольцов решают на материалах финальнопалеолитической позднесвидерской стоянки Саласпилс Лаукскола в Латвии, при участии верхнепалеолитических комплексов типа нижнего слоя Алтыново в Ярославской и Заозерье 1 в Московской областях [Кольцов, Жилин: 74-75]. Следовательно, по мнению исследователей, бутовская культура не имеет корней в местном финальном палеолите. Вместе с тем, территориальный и хронологический разрыв комплексов, определенных в “предки” бутовской индустрии, не позволяет однолинейно связать с ними ее происхождение. Возможно, некоторые ранние комплексы в верховьях Волги смогут заполнить эту лакуну. Так, для ямы раскопа 2 стоянки Подол III, содержащей финальнопалеолитический и раннемезолитический инвентарь [Синицына, Спиридонова, Лаврушин 1997: 100-101], получена палинологическая дата конца позднего дриаса, которая соответствует комплексу кремневых изделий (рис. 52) с позднесвидерскими наконечниками на пластинах. Этот комплекс связан с кремнем лучшего качества, чем комплекс бромме-лингби. В раскопе 1 того же памятника выделяется и типично бутовский комплекс (рис. 49), который может быть близок к позднесвидерскому хронологически и типологически. Таким образом, не исключено открытие в дальнейшем в Волговерховье финальнопалеолитического позднесвидерского культурного субстрата, более близкого по времени и географии к основной территории распространения ранней бутовской культуры.