Отдел этнографии Сибири





Выставка "Чукотское общество", 1934 год



Краткий путеводитель по выставке



"ЧУКОТСКОЕ ОБЩЕСТВО"

составил проф. В.Г. Богораз-Тан



Издательство Академии наук СССР
Ленинград
1934




Напечатано по распоряжению Академии Наук СССР

Непременный секретарь академик В. Волгин

Ответственный редактор И.И. Мещанинов




ЧУКОТСКОЕ ОБЩЕСТВО (1)

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Вводные щиты

Чукчи — как они себя называют „ораветланы" — обитают в пределах нынешнего Чукотского национального округа (в бывшей „Чукотской Землице") по морскому прибрежью обоих океанов: Полярного и Тихого и внутри страны на тундре и лесо-тундре. По переписи 1926/27 года чукоч числилось 12 323 человек. Климат этой области суровый, ветреный и снежный. Морозы зимою доходят до 50° С.
Чукотская Земля обильна охотничьей добычей, особенно морским зверем. На море промышляют китов, моржей, различные породы тюленей, белого медведя. Внутри страны — дикого оленя и горного барана, песца и лисицу, горностая и выдру. Домашними животными являются собака и олень. В устьях рек и на тундренных озерах в изобилии водятся лебеди, гуси, утки, а на морском берегу гаги, гагарки, урилы, тупики, ипатки. На так называемых „птичьих базарах" можно собирать во множестве птичьи яйца.
Домашние и дикие олени страдают от различных насекомых, каковы две породы оленьего овода — носовой и кожный; комар, мошка.

1. - Основной материал экспозиции относится к концу XIX века. Историческое введение характеризует колониальную политику эпохи завоевания Сибири и XVII—XIX вв. Заключительная часть относится к современной советской национальной политике на Чукотке.


КОЛОНИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
ЦАРСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА


«Эту политику грабежа и насилия
принято называть колониальной
политикой» (Ленин).

Шкаф 122—123

С половины XVI века, в связи с усилением западноевропейской торговли, московский торговый капитал продвинулся на северо-восток в поисках за ценными мехами, служившими торговой валютой.
Удельно-вечевая Русь имела меховую валюту, состоявшую из куньих шкур. Денежной единицей являлась гривна кун, которая впоследствии чеканилась из серебра. В Московском государстве кунья валюта сменилась соболиной.
Русские товары первое время после завоевания Северо-востока ценились очень дорого. За топор давали столько соболей, сколько пролезет сквозь втулку. Медный котел в уплату набивали до верху соболями или песцами.
Однако Чукотская Земля была сравнительно бедна драгоценной пушниной. Ее торговое богатство состояло из песцов, а также из моржовых клыков, которые в первое время после прихода русских завоевателей, собирались тысячами на моржовых ложбищах по морскому берегу.
Завоевание крайнего Севера сопровождалось большими жестокостями. Целые народности были в буквальном смысле слова стерты с лица земли. Можно привести несколько отрывков из казачьих отписок московским воеводам и в более поздние годы российским губернаторам.
№ 1. „И приказчик Алексей Чудинов велел к тем юртам приступить и на том приступе в тех юртах мужеска пола человек с 10 убили, а жен их и детей в полон взяли и многие полоненные у них сами давились и друг друга кололи до смерти..."
№ 2. „ Бог нам помог той их острожек взять и их анаулей смирить ратным боем, а для государева ясаку взяли мы лучшего мужика Конюню, аманатом (заложником) ". Отписка Семена Дежнева якутскому воеводе. Анаулы обитали на верховьях реки Анадыря.
Однако, в первой половине XVIII в. русские завоеватели, на крайнем северо-востоке потерпели тяжелое поражение в борьбе с чукчами. После гибели отрядов казачьего головы Шестакова в 1730 г. и майора Павлуцкого в 1747 г., русское правительство оставило чукоч в покое и отступило на тысячу верст к западу. Чукотское сказание о походах майора Павлуцкого об этом сообщает: „Якунин (Павлуц-кий), злой враг с огнивным луком (кремневым ружьем), мужчин и женщин жестоко губил, разрубал топором. Двадцать возов шапок убитых отправил к царю. «Больше их нет, всех истребили» ", похвастал царю, „Много стад заграбили. Наши нежданно напали, победили, всех перерезали, только начальника живым взяли мучить... Два бедных работника, которых всегда обижали, — тех не убили: дали им сильных оленей, дали им жирный запас и отправили домой: «Передайте своим, пусть прекратят злое убивание»".
После поражения Павлуцкого чукчи сделали ряд набегов на русские поселки на реках Колыме и Анадыре, а также на чуванцев, коряков и юкагиров, бывших в русско-чукоткой войне подневольными союзниками русских. Колымские поселки Погромное и Дуванное (от слова „ дуванить " — делить добычу), получили по преданию свои имена именно от чукотских набегов.
На речке Томилиной, по другому преданию, томилась умирая русская девица, подбитая чукотскою стрелой.
Сношения русских с чукчами возобновились через 40 лет в 1788 г. прежде всего для торговых целей. Русская администрация всемерно старалась, с одной стороны, обеспечить для русских торговцев возможно высокую прибыль. „Торговые правила генерала Трескина" для чукотской ярмарки от 1817 г. говорят совершенно откровенно: „ никто не имеет права торговать пониженной ценой, напротив того каждый обязан тщиться дабы поднять цены как только возможно, так чтобы больше выгоды было нашей стране".
Гергард Майдель, колымский исправник и вместе географ учено-полицейского закала, дает следующую характеристику самому генералу Трескину.
„В глазах иркутского купца и торговца губернатор Трескин является злодеем из злодеев, страшнейшим тираном и кровопийцей".
С другой стороны, русская администрация не дерзала после поражения относиться к чукчам с такою же жестокостью и грубостью, как к другим народам Севера. Она задабривала чукоч особыми подарками (чай, сахар, медные котлы, огнеприпасы), которые ежегодно высылались из императорского кабинета, прямо от имени царя и назывались „чукотскими подарками". Страх русского начальства перед чукчами выражался в казенных документах. Приводим два отрывка:
1. Из предписания колымского исправника нижнеколымскому частному командиру (от 1884 г.).
„Немедленно внушить всему русскому населению Нижне-Колымской части, чтобы они отнюдь ничем не раздражали чукоч, под страхом, в противном случае, ответственности по суду военному".
„С каким доверием чукчи отнесутся к настоящему моему предписанию, немедленно донести мне с нарочным, а также, если они пожелают лично со мной повидаться,— то я выеду".
2. „Жителям села Нижне-Колымска и округа его, Нижне-Колымского частного командира объявление:
„Вследствие предписания Колымского окружного исправника от 31 января 1891 года, даю Вам знать, что жители села Нижне-Колымского и округа его, наезжая для своей надобности в чукотские стойбища, должны обращаться с таковыми самым ласковым образом, не ругаться, не поступать насильственно, дабы не было чукотской войны. За неисполнение вышесказанного, виновные, без всякого дальнейшего производства, будут подвергнуты самому строжайшему взысканию".
Одновременно с этим русская администрация старалась всемерно подчеркнуть и усилить классовое расслоение, особенно среди оленных чукоч. Наиболее богатые оленеводы объявлялись князьцами, старшинами, получали жалованные кафтаны из красного сукна, кортики, медали.
Правнук того временного военного вождя, который победил Павлуцкого, захватил его вооружение и знамя, был даже объявлен верховным князем всех чукоч, хотя и не имел никакой особой власти над своими соседями.
Чукчи вообще не платили ясака и не принимали православия (за некоторыми исключениями).
Вместе с тем, русские завоеватели еще в XVIII в. принесли чукчам через коряков, чуванцев и юкагиров различные заразные болезни. Сифилис называется по-чукотски „чуванская болезнь", „русская болезнь".


ТИПЫ ХОЗЯЙСТВ

(B экспозиции выявляется чукотское общество конца XIX в.)

Общественное разделение труда внутри чукотского общества привело к выделению двух типов хозяйства: оленного на тундре и зверобойного на морском прибрежьи. В результате такого разделения возник и развился внутриплеменной обмен.

Шкаф 90—91

В обществе морских звероловов основное производство носило коллективный характер; средства производства: байдары (кожаные лодки) составляли семейно-артельную собственность. Распределение производилось равномерно между всеми охотниками и гребцами байдар. Но с течением времени и здесь появились элементы эксплоатации.
Охота на кита, имеющая до сих пор, главным образом, потребительское значение, является ярким пережитком первобытно-коммунистических отношений. Такая охота ведется всеми наличными байдарами, или вельботами поселка, и каждая байдара, или вельбот, представляет артель. На период охоты все эти артели соединяются; после этого продукция в виде китового мяса и сала достается всем людям, обитающим в ближайших приморских поселках и в оленных стойбищах, расположенных поодаль от берега.

Шкаф 92, 93, 94

Наряду с коллективной охотой существует охота индивидуальная, по преимуществу охота на тюленей. Она производилась прежде при помощи гарпуна, а с половины XIX в. ведется при помощи ружья. Продукция этой охоты, достается отдельным охотникам, но в зимний малоубойный период она также распределяется между всем населением поселка.
Орудия изготовляются из моржовых костей и клыков, из китового уса и отчасти из дерева. С конца XVIII века орудии изготовляются также частично из железа. Подпорами и балками в жилищах служат китовые ребра, части нижней челюсти.
Появление фабричного производственного инвентаря и вместе с тем переход к товарному хозяйству обусловили новую норму распределения: убивший — владелец. В коллективном же промысле они обусловили строгое распределение добычи по участию каждого члена коллектива в приобретении инвентаря и по функциям в производственном процессе.
"С разложением этой первобытной общины начинается расслоение общества на особые и, наконец, противоположные классы" (Энгельс). (Надпись над шкафом № 90—91)

Шкаф 95—96

Летняя одежда и обувь изготовляются из шкуры тюленя, также из тюленьих, моржовых, медвежьих кишок. Зимняя одежда раньше изготовлялась из шкур сухопутных животных и даже птиц, добытых на охоте. Теперь изготовляется исключительно из оленьих шкур (пыжиков), купленных у оленеводов.

Окно, между шкафами 120 и 121

Домашним животным приморских чукоч является ездовая собака. Собачья упряжка необходима для зимних разъездов по тундре и для промысловых выездов на морские ледяные поля. Летом собаки тянут бечевой по берегу байдару. Кормят собак тюленьим, моржовым и китовым жиром, также и рыбой.
Способ упряжки собак у чукоч в старину был такой же, как у американских эскимосов — собак запрягали веером. Но в последующие века получил преобладание азиатский способ упряжки — цугом. Собачья шлея до сих пор бывает двоякого типа: один совпадает с типом, принятым американскими эскимосами, а другой — с типом восточно-азиатских народов — юкагиров, коряков, камчадалов.

Шкаф 97

Основой питания является мясо тюленей, моржей, китов, в вареном, вяленом, сыром и мороженом виде. Особенно ценятся жир, ворвань, костный мозг. Растительной пищей служат съедобные корни, ягоды и квашеные листья различных кустов. Любимым блюдом являются колобки и толкуши, приготовленные из смеси тертых кореньев и ягод с ворванью, рыбой и мясом.
Собиранием растительных продуктов занимаются женщины. Они выкапывают корни из земли особой мотыкой, сделанной из кости или рога и ревностно разыскивают мышиные гнезда, где в подземных кладовых нередко хранятся два-три килограмма отборных и очищенных корней.

Шкаф 98, 99

Охота на сухопутных животных и птицу является важным подспорьем в хозяйстве оленных и приморских чукоч. Охотники колют дикого оленя копьем на воде с узких и легких челноков, птицу промышляют метательным дротиком и связкой метательных шариков, песца и лисицу добывают кляпцой и капканом, горностая давят черканом. Оружием охотника раньше служили луки копье, потом лук сменился кремневым ружьем, а Б XX в. русской берданкой и американским винчестером.

ВТОРОЙ ПОДОТДЕЛ — ОЛЕНЕВОДЫ

«Пастушеские племена выделились
из остальной массы варваров; то
было первое крупное общественное
разделение труда» (Энгельс).

Шкаф 115, 116, 117

Основой существования оленных чукоч является оленеводство. Здесь тоже нужно указать половое разделение труда. Мужчины — пастухи и охотники, женщины— собирают растительные продукты и ведут домашнее хозяйство.
Вместе с ростом оленьих стад растет имущественное неравенство среди чукоч-оленеводов, зарождаются отношения господства и подчинения, возникают единоличные владения богатого оленевода с зависимыми от него бедными соседями, а также батраками, получающими зарплату натурой,—-мясом, шкурами,живыми оленями.
„Из первого крупного общественного разделения труда возникло и первое крупное разделение общества на два класса" (Энгельс).
На празднике осеннего убоя богатый оленевод раздавал сотни телячьих туш гостям и родственникам. В этом выражался пережиток древних коммунистических прав на владение оленями. Однако, одновременно с этим богатый оленевод своими „бесплатными" раздачами подкреплял свое влияние на более бедных соседей и „родственников", эксплоатируя их в остальное время года.
Даже по переписи 1926/27 года была обнаружена у чукоч безвозмездная раздача оленей в количестве 19 039 голов. На одно хозяйство —12 ? оленей в год.
Как пережиток более древней формы хозяйства в отдельных районах сохранилось артельное оленеводство — совместная пастьба оленей (в форме коллективного хозяйства сравнительно бедных владельцев, чаще всего родственников, соединивших своих оленей в одно общее стадо).
Основой питания оленеводов служит оленье мясо, употребляемое в вареном, вяленом, сыром и мороженом виде. Летние запасы сохраняются в ямах и при этом разлагаются и горкнут. Во время падежей пастухи и их семьи питаются падалью. Женщинам вообще достаются объедки и кости.

Шкаф 118, 119

Орудия изготовляются из кости и рога домашнего оленя. Чукчи, в особенности оленные, почти не умеют обрабатывать металлы. Немногие кузнецы работают приемами холодной ковки. Ножи и топоры приобретаются покупкой. Старый железный лом также пускается в дело. Из котельных обломком вытачивают каменным бруском или купленным напильником стрелы, ножи и т. д. С другой стороны, напильники перековываются простейшими приемами в ножи. В чукотской торговле напильники имеют большое значение. Чукчи даже называют американцев, с половины XIX в. „напилочниками", так как они привозят самые крепкие стальные напильники.

Шкаф 113—114

Зимняя одежда и обувь у оленных чукоч изготовляются из шкур молодых оленей осеннего убоя (пыжик). Летняя одежда и обувь у богатых изготовляется из оленьей замши, из тюленьей шкуры, часто покупается в готовом виде у приморских чукоч. Бедняки употребляют поношенную зимнюю одежду также и летом.

СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ И ИДЕОЛОГИЯ
(Конец XIX в. )

„Процесс обмена товаров возникает
первоначально не в недрах первобытных
общин, но там где они кончаются, на их
границах, в тех немногих пунктах,
где они соприкасаются с другими
общинами " (Маркс).

Шкаф 100—101

Обмен происходил как внутри общества, так и с соседними народностями, полуоседлыми чувано-юкагираыи (одулами), нимыланами (приморскими коряками), американскими эскимосами, эвенками и эвенами (тунгусами и ламутами). С конца XVIII в. широко развился обмен оленеводов с русскими купцами; с половины XIX в. развился обмен морских звероловов с американскими китоловами. Под действием обмена усилилось имущественное неравенство, углубившее процесс классового расслоения чукоч.

Шкаф 102

Военные столкновения оленных чукоч с ближайшими соседями происходили на почве захвата оленьих стад, а также молодых пастухов, которые тотчас же после плена обращались в рабство, но с течением времени получали больше независимости и постепенно сливались с основным населением, все же продолжая оставаться на положении батраков.
Приморские чукчи вместе с азиатскими эскимосами, или отдельно от них, делали набеги на остров Лаврентия и на берега Аляски для захвата продуктов морского промысла.

Шкаф 103

Чукотская семья по преимуществу является единобрачной. У богатых встречается многоженство, в особенности у оленеводов, имеющих несколько стад — для каждого стада владельцу нужна особая хозяйка. Мужская лилия родства („по старому самцу") преобладает над женской („по матке"). Главой семьи у оленеводов, особенно богатых, является отец или дед до самой глубокой старости. Напротив того, у приморских чукоч, старик по мере упадка сил отодвигался назад и терял семейную власть.
Семейные связи не являются нерасторжимыми. Сыновья, особенно взрослые, уходили искать работы и удачи за многие сотни верст. В особенности молодежь из приморских поселков уходила к оленеводам, жившим более обеспеченно и сытно. Эти приморские юноши попадали в батраки к богатым стадовладельцам.
Женщина вообще занимала подчиненное положение. Она работает больше мужчины, особенно у оленеводов. Однако, пожилые матери семейств имеют голос в домашних и семейных распорядках. Чукчи не имели постоянных вождей и вообще никакой организованной власти. Это отмечено уже самыми ранними исследователями. Во время русско-чукотской войны явились военные вожди, но потом, с окончанием войны, их влияние исчезло.
В приморских поселках основной единицей являете» семейно-групповая артель, выставляющая 6—10 гребцов. Главой артели является собственник большой кожаной байдары, или вельбота, необходимых для охоты. Он привлекает в артель ближайших родственников и соседей. В старину байдара была владением семейно-групповой артели.
Байдарные артели в приморских поселках между собой ничем не связаны. Они просто обитают рядом. В большом поселке может быть несколько артельных групп.
У оленных чукоч единицей является стойбище (3— 5 семей). Главой стойбища в артельном стаде являлся старший родственник, на стойбище богатого оленевода главой и хозяином является собственник оленьего стада, у которого есть батраки и от которого зависели ближайшие соседи среднего и малого достатка, жившие тут же или на ближайших стойбищах.

Шкаф 105, 106, 107

У приморских чукоч существовало убийство стариков, возникшее некогда на почве недостатка пищи, а потом получившее характер добровольной смерти или жертвоприношения духам. Этот обычай существовал еще до самого последнего времени. Среди оленеводов он сохранялся преимущественно в семьях приморского происхождения.

Шкаф 110—111

По верованиям чукоч весь мир наполнен духами. Духи постоянно вредят человеку. Они занимаются охотой за человеческими душами и ловят их сетями и удочками,, привозят домой и употребляют в пищу. На языке духов человеческая душа называется „маленький тюленчик". Племена духов живут подобно людям, женятся, рождаются, голодают и умирают. Защищают от духов шаманы, которые убивают их десятками и сотнями, прогоняют их прочь и берут с них выкуп.
Магические обряды, по мнению чукоч, приносят удачу в промысле, защищают от болезней и всякого рода несчастий. Обряды имеют в большинстве производственный характер и изменяются по временам года. Таким образом, бывают весенние, летние, осенние и зимние обряды.
Магические доски выставляются приморскими чукчами и отчасти эскимосами во время осенних обрядов. Каждая из них представляет собой охотничье заклинание, смысл которого таков: „китов и моржей, тюленей и рыб, которые нарисованы на этой доске, пусть мы сумеем добыть в изобилии". Нужно указать на несомненное сходство чукотско-эскимосских магических досок с групповыми рисунками охотничьей добычи в древне-каменном веке Западной Европы.
Амулеты имеют магический характер и дают покровительство в промысле и защиту против неудач и болезней. Простейшими амулетами служат бесформенные камешки, цветные перья, также звериные шкурки, черепа, лапки и носы. Христианские кресты и иконы также считаются амулетами. Звериные части и шкурки заменяются частично рисунком либо фигуркой из кости и дерева. В дальнейшем амулеты приобретают человекообразный характер.
Чукотское шаманство имеет в основе семейный обряд. Каждая семья имеет собственный бубен, который употребляется во всех производственных обрядах. Рядом с этим появляются шаманы-профессионалы, которые применяют чревовещание и другие шаманские трюки. Чукотский шаман не имеет помощника и учеников. Одежда шамана отличается от обычной только нашивкой добавочных кистей и амулетов. Бубен подобен бубну американских эскимосов — плоский и круглый, с ручкой на боку, в отличие от бубна азиатского, имеющего вместо ручки крестовину посредине. Колотушка для семейного служения сделана из дерева. Колотушка для шаманского служения изготовляется из китового уса.
Женщины-шаманки мало уступают в шаманском искусстве мужчинам-шаманам. Есть также мужчины-шаманы, переодетые женщинами. Они исполняют все женские работы и даже вступают в брак с другими мужчинами.

Шкаф 109

Изобразительное искусство достигло большой высоты, в особенности у приморских чукоч. Мужчины вырезают из кости, из моржового клыка, из рога, реже из дерева, небольшие скульптурные фигурки людей и животных, которым часто придается магическое значение. Встречается также гравировка по кости охотничьих сцен и домашних занятий.
Животные изображаются в состоянии движения и исполняются в той же реалистической манере, как и магические рисунки охотников древне-каменного века в Европе.
Женщинами выполняются орнаменты, составленные из мелких кусочков темной и светлой кожи, и вышивки по замше тонким ремешком и белым волосом оленьего подгрудка. Сшивание кожи производится нитками из оленьих сухожилий. В старину употреблялись для сшивания костяные иглы.
Местами еще сохранился обычай татуировки, особенно у женщин. Татуируются руки от кисти до локтя, на лице подбородок, щеки и крылья носа. Тутуировка исполняется женщинами.

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
(Этот отдел выставки ввиду недостаточною количества поступивших материалов находится еще в стадии оформления)

„Только развитием национальных культур
можем мы втянуть по настоящему
отсталые национальности в
социалистическое строительство".
(Сталин)

200-летнее владычество царизма, мировая война и разгул белогвардейщины привели к полной разрубе хозяйство Севера, а коренное население к обнищанию и вымиранию. Октябрьская революция дала равноправие угнетенным народностям Севера.
Ныне трудящиеся ораветланы вместе с другими отсталыми народами Советского Союза, минуя этап капитализма и преодолевая сопротивление феодально-кулацких элементов, переходят от первобытного строя к социалистическому обществу.
Коренная переделка чукотского хозяйства и его всемерное укрепление предусматривают ликвидацию крупнейших оленеводов с их многочисленными стадами и приморских торговцев с их многолетними запасами американских товаров. Наиболее подходящей формой для всестороннего развития производительных сил Севера на данном этапе являются мощные комбинаты, охватывающие сразу все отрасли хозяйства.
Оленные колхозы и морские звероловные артели являются быстро растущей формой нового чукотского хозяйства.
Рыбоконсервный завод, угольные шахты положили начало индустриализации Чукотки.
Делом первостепенной важности было ввести грамотность и дать образование отсталым народностям Севера. В 1931/32 г. Президиум ВЦИК постановил: Совнаркому РСФСР обеспечить осуществление всеобщего обязательного обучения для народов крайнего Севера не позднее 1934 г.
Ораветланский язык должен стать языком суда и управления. Букварь, первая книга для чтения, задачник и ряд политических брошюр, изданных на ораветланском языке, сделали возможным организацию национальной школы и ликвидацию безграмотности.
Подготовка ораветланских кадров является решающей задачей для ускорения темпов в социалистическом строительстве Чукотки.
В царскую эпоху князьцы и старшины не, только у ораветланов, но также у эвенков и одулов, вследствие своей поголовной безграмотности употребляли вместо подписи именную печать.
С развитием советской культуры создается широкая сеть низовых школ, стационарных и кочевых, а в Хабаровске, Москве и Ленинграде в вузах и втузах появились студенты-чукчи.
Не меньшие успехи достигнуты в области здравоохранения. Медицина и санитария ведут борьбу с заразными болезнями. На Чукотской культбазе сосредоточены школа, больница-амбулатория, кооператив, ветеринарный пункт, радиостанция.
Большое значение имеют партийные и комсомольские ячейки, количество которых все время растет. Под их непосредственным воздействием происходит ликвидация политической безграмотности среди ораветланского населения. В этом отношении можно привести весьма яркие примеры, так в царскую эпоху представитель власти назывался в буквальном переводе на русский язык „ясачный насильник" — название, не требующее пояснений. В настоящее время коммунистическая партия зовется по-чукотски: „умнейшие", „передовые". Советская власть называется непременно во множественном числе: „власти". — Этим подчеркивается ее коллективный характер.
Советская национальная политика переводится так: „новое хорошее устройство".
В современный ораветланский язык нахлынули новые термины, бытовые, индустриальные и политические. Некоторые из них поддаются дословному переводу: часы — „сердцестукалка", т. е. инструмент, стучащий, как сердце. Кино —„мелькающие тени", аэроплан — „железная леталка". Фабрика и завод раньше назывались в буквальном переводе — „место выработки ткани" „место обработки железа", теперь называются русскими терминами — „фабрика", „завод". Также и политические термины имеют международную форму, заимствованную из русского языка.
В прошлом шаман, священник, врач обозначались одним и тем же словом, ибо все трое лечат. Теперь эти три термина отделились друг от друга, в особенности четко выделился врач, который лет десять тому назад назывался „улучшитель", а теперь называется международным термином — „доктор".
Эти немногие примеры наглядно указывают на то преодоление старых социальных пережитков, которое происходит не только в экономике, но также и в сознании трудящихся ораветланов.




Технический редактор Д. Бабкин.
Ученый корректор Г. Федейзен.
Сдано в набор 5 VI 1934 г. Подписано к печати 2 VIII 1934 г,
Тираж 2175. 24 стр. Формат буж. 72 X 110 см. 1 ? п. л.
Тип. зн. в 1 п. д. 27744. Ленгорлит № 20430.
АНИ № 264. Заказ № 3333.
Типография Академии Наук СССР. В. О. 9 линия, 12.